Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Провидица из Запорожья Ольга ЗОРИНА точно знает, когда в Украину вернется мир [часть 1-я]

Читателям популярной запорожской газеты "МИГ" со стажем, видимо, не стоит особо представлять Ольгу Викторовну: они ее хорошо помнят по публикациям, увидевшим свет в нашем еженедельнике на излете минувшего столетия. Предположение такое сделать можно хотя бы потому, что до последнего времени кое-кто из звонивших в редакцию интересовался с надеждой: не наладила ли газета связь с Ольгой Зориной, которая своими откровениями и своими способностями почти полтора десятка лет назад в буквальном смысле шокировала Запорожье?

До последнего времени миговцам с сожалением приходилось отвечать: увы, Ольга Викторовна, продолжая практику целительства в Запорожье и став академиком академии нетрадиционной медицины, прекратила контакты с прессой.
Однако сегодня у нас появилась новость для читателей: остававшаяся долгие годы недоступной для журналистов целительница и провидица поддалась нашим уговорам [и уговорам близких Ольге Викторовны людей]. В связи с чем через своего пресс-секретаря Ирину Ильину сообщила о согласии на эксклюзивное интервью самой популярной газете Запорожской области. Первое - после долгого молчания. Но, будем надеяться, отнюдь не последнее: Ольга Викторовна не возражает против дальнейшего – регулярного – общения с читателями «МИГа».


В начале 90-х годов у Запорожья появились собственные обереги
Несложно догадаться, с чего началась наша беседа с этой удивительной [безо всякого преувеличения] женщиной – конечно же, с того, что заставляет нас вслушиваться в каждое слово теленовостей, напоминающих порой фронтовую сводку. С того, что сейчас у всех на устах:
– Что с нами произошло, Ольга Викторовна? Почему в мирной, достаточно спокойной, как мы считали, стране случился вдруг невероятный по силе выброс агрессии, обернувшийся кровопролитием и массовыми смертями?
– Это произошло не вдруг, как вы говорите. В нашем обществе давно созревал, если выражаться языком медиков, большой нарыв, который должен был лопнуть и истечься злом – в определенное время и в определенном месте. По-иному просто быть не могло. Нарыв ведь сам собой не исчезает.
– К сожалению, в орбиту действия истекшего, как вы сказали, зла оказались втянуты целые регионы Украины. И даже у нас, на Запорожье, я знаю, многие откровенно опасаются за будущее. Да и как не опасаться: в прифронтовой же области живем. А ну, как она станет фронтовой.
– Можете передать тем, кто опасается: в Запорожье – в городе, который я очень люблю и за который каждодневно многократно молюсь, будет спокойно.
– До нас война не докатится?
– Не докатится! Она локализуется там, где весной начались боевые действия. Война не затронет ни нашу область, ни ближайшую к нам - Днепропетровскую. И за важнейшие – как говорят, стратегические, объекты, находящиеся на территории Запорожья и Запорожской области, можно не опасаться: угроза им не возникнет. Это в первую очередь касается атомной станции в Энергодаре и нашего Днепрогэса. Запишите главное, что я хочу донести до вас и ваших читателей: запорожцы находятся под мощной и надежной защитой. Существует она благодаря нескольким факторам. Защиту в первую очередь создала великая энергетика великой Хортицы. А еще события, которые произошли у нас в регионе, включая ту же Хортицу, в начале 90-х годов. Я принимала непосредственное участие в них и поэтому могу с уверенностью сказать: запорожцы сегодня находятся за невидимой, но очень мощной защитной стеной. Никому не удастся ее разрушить. Никому и никогда!
– С древней Хортицей мне более менее понятно: она является, наверное, самым намоленным, как выражаются в таких случаях, природным объектом Украины. Можно сказать, сердцем Украины. А что за события случились у нас в начале 90-х годов, расскажите. Очень интересно!
– Давайте вспоминать вместе. Начиная с 1992 года и на протяжении последующих пяти лет я и другие неравнодушные люди нашего города высаживали ежегодно на Хортице 33 дуба, выпускали над ними 33 голубя, раскладывали 33 хлеба на 33 вышитых рушниках.
– Что за ритуал вы совершали?
– Скажу кратко: исполнить его повелел Космос. Или высшие силы. Углубляться в детали не буду - вы и ваши читатели поймут, о чем я говорю. Да и не столько важна первопричина этого ритуала, сколько его последствия. А они серьезны! Это не только мое мнение. Многие из тех людей, кто был посвящен в этот ритуал [или знал о нем], уверены сегодня: именно благодаря ему Запорожье получило дополнительную защиту. В дополнение к уже существовавшей защите на намоленной нашими предками, как вы верно заметили, Хортице. Эту защиту можно назвать индивидуальным, запорожским оберегом. Нашим, собственным. Но это еще не все! Другой оберег мы создали в Вольнянском районе, где, тоже по подсказке свыше, я отыскала безымянную фронтовую могилу. По воспоминаниям местных жителей, в войну – при освобождении Запорожья, неподалеку от того места находилась передовая, на которой осенью 1943 года шли жесткие бои. Погибшие на передовой солдаты остались на многие послевоенные годы позабытыми всеми. Мы же, когда обнаружили безымянное захоронение там, установили памятник и попросили священника отца Леонида Шейдевича [к сожалению, ныне покойного] отслужить панихиду за упокой безымянных солдат. И он отслужил. В памяти всплывает деталь, относящаяся к той давней службе. У отца Леонида кто-то из присутствовавших спросил: а вы уверены, батюшка, что погибшие солдаты лежат именно вот тут, а не на три метра в сторону? На что отец Леонид ответил: не имеет значения, где конкретно лежат эти безымянные герои, отдавшие свои жизни за нас. После их гибели вся земля им стала общей могилой. Настолько был велик их подвиг, настолько велика была их жертва. Поэтому наш с вами долг – помнить о тех солдатах всегда и всегда молиться за упокой их душ.


Судьбы всех пропавших в зоне АТО будут выяснены
– Царство им небесное... А еще знаете, о чем я вспомнил, Ольга Викторовна, слушая ваш рассказ: о других погибших солдатах. Тоже безымянных, между прочим. Я имею в виду 54 бойца, погибших в ходе антитеррористической операции, как мы скромно называем полыхающую на востоке Украины полномасштабную – с использованием всех видов вооружения, войну. Похоронили их – как неизвестных, под Запорожьем [на Кушугумском кладбище] в начале октября. И вот какое у меня сомнение появляется, когда я слышу разговоры об этом захоронении: а вдруг среди похороненных там неизвестных бойцов оказались российские солдаты… Возможно такое?
- Конечно! Вообще я должна вам сказать вот что: после того, как в наш общий дом, который мы называем Украиной, вернется мир, в течение еще не менее пятидесяти лет люди будут внимательно изучать и оценивать все, что уже произошло с нами и что произойдет в недалеком будущем. И данные по погибшим в зоне АТО будут собирать по крупицам и изучать самым тщательнейшим образом. Как я вижу, даже эксгумацию кое-где будут проводить. Появятся какие-то специальные службы – я даже не знаю, как их сейчас назвать, которые в деталях проанализируют происшедшее в нашей стране. Поверьте мне на слово: по заслугам оценен будет каждый. И каждому воздастся по его заслугам. Каждому! А самое главное – службы, о которых я сказала, выяснят судьбу всех пропавших в ходе АТО и установят имена всех неизвестных солдат. Точнее, считающихся пока неизвестными. И новые памятники появятся у нас в городах - героям и безвинно погибшим.
- Извините, следующий вопрос у меня сам собой срывается с языка. И я его никак не могу удержать: когда же, Ольга Викторовна, в наш дом, к нам в Украину вернется мир, когда мы вновь станем понимать друг друга?
- Если отсчет вести с весны нынешнего года, а точнее, с первого дня войны, самыми сложными, как мне видится, будут первые два года выпавших нам испытаний. При этом каждый из этих двух лет – повторяю, отсчет я веду с первого дня войны, будет сложен по-своему. Что принес год, который мы переживаем, вы сами видите. А к чему потом следует готовиться… Несмотря на то, что природа будет благосклонной к нам будущей зимой – она не принесет суровых морозов [ну, может быть, после Крещения недели на две-три станет морознее обычного], а власть сделает так, чтобы и в наших квартирах сохранялось тепло, правильно поступит тот, кто на будущее сделает какие-то запасы продуктов. Понимаете, мне все время идет информация: желательно в запасе иметь мед, сахар и соль. Простой набор простых продуктов. Простой, но очень важный! Вспомните из рассказов о жизни монастырей, с помощью какого продукта в трудные годы выживали их обитатели – с помощью меда. Как сами монахи говорят, набрал ложечку меда, запил водичкой и вполне бодро себя чувствуешь. К тому же, мед – это продукт, который никогда не портится… Еще мне поступает подсказка, что, кроме жизненно необходимых продуктов, следует запастись и травами. Например, крапивой. Или цветом акации и липы.
- И заваривать их как чай?
- И чай можно из них заваривать, и водную настойку готовить. Очень полезное питье получится. Полезное и нужное для организма. Можно каждую траву отдельно заваривать, а можно к ней добавлять зверобой. С этими травами люди смогут чувствовать себя бодро, даже если иногда будут недоедать. При этом липовый чай будет очищать дыхательные пути - что немаловажно при нашей экологии, которая после начала боевых действий на востоке только ухудшилась; крапива очищению крови способствует, а зверобой дает заряд печени.
- Аптечными травами, Ольга Викторовна, можно пользоваться? Или обязательно их следует самому собирать?
- Конечно, можно. И пусть Господь хранит запорожцев и наш бесконечно любимый город от всяческих невзгод. Мы сильные, мы выдержим все испытания.


Украину ждет эра милосердия, умиротворения и возрождения
- Как долго еще продлится период этих испытаний?
- Лад и спокойствие в Украину придут к концу 2018 года. А после праздника Крещения 2019 года у нас начнется постепенный расцвет. Люди как бы очнутся, по-другому на себя взглянут - на свою жизнь, на свои поступки. К Богу обернутся. Придет, наконец, время переоценки ценностей. После чего великая благодать наступит: мужественно перенеся испытания, Украина вступит в эру милосердия, умиротворения и возрождения. То же самое, кстати, произойдет и в других странах. Включая страны, которые сегодня воюют.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

Ольга Зорина-3
Ольга Викторовна в редакции газеты "МИГ", 1998 год
Ольга Викторовна (7)

ОВ.З
Ольга Викторовна, 2014 год, Запорожье

Прототипом Смуглянки из знаменитого фильма о военных летчиках был запорожец Евгений Быковский

На фронте он отличался необычайной смелостью и погиб, вступив в одиночку в бой с 34 немецкими самолетами. Звание Героя Советского Союза [посмертно] бесстрашному пилоту было присвоено – за спасение неофициальной столицы Украины, по ходатайству его командира, которого сослуживцы в шутку называли "наш Маэстро".

Из биографии героя
Сведений об этом летчике, которого по праву могут считать своим жители Запорожской, Луганской и Ростовской областей, мне отыскать удалось немого. Причем даже это немногое весьма противоречиво. В наградном листе, например, составленном 18 июля 1942 года на пилота 5-го гвардейского истребительного авиаполка [ГИАП] 207-й истребительной авиадивизии 3-го смешанного авиакорпуса 17-й воздушной армии сержанта Евгения Быковского, представленного к награждению орденом Боевого Красного Знамени, отмечается, что призван он был Михайловским райвоенкоматом Днепропетровской области [до 1939 года, напомню, Запорожская область входила в состав Днепропетровской]. А в списке безвозвратных потерь 5-го ГИАП с 25 апреля по 10 мая 1943 года [получен мной по запросу в Центральный архив минобороны РФ] подчеркивается, что сбитый 27 апреля в воздушном бою в районе села Половинкино Старобельского района Ворошиловградской [ныне Луганской] области гвардии младший лейтенант Евгений Быковский на службу призван был "через аэроклуб Ростова-на-Дону".
Кроме этого, в Михайловском районном краеведческом музее нашлись фотографии Героя и копия наградного листа, о котором я уже упоминал. Особо из него, отвлекусь на минутку, мне запомнилась фраза, многое говорящая о представляемого к награждению: "Взаимную выручку в бою считает законом и в трудные минуты бросает преследование противника и идет на помощь товарищу".
От сотрудниц музея я также узнал, что в Ростов из Михайловки Евгений с семьей уехал после окончания второго класса местной школы, выпускниками которой, между прочим, являются еще три [!] Героя Советского Союза [включая двух летчиц]. Естественно, всем им в музее посвящен отдельный – геройский – стенд. А в центре Михайловки им установлены бюсты. Причем благодарные михайловцы Евгения Быковского даже в звании – до лейтенанта – повысили. И на всякий случай прикололи к его гимнастерке Золотую звезду Героя, которой он удостоен был... через двадцать два года после своей гибели.
Помнят о героическом летчике и в Ростове-граде, ставшем для Евгения второй родиной: в честь него названа одна из улиц города на Дон-реке.
Кое-что о боевом летчике-истребителе из Михайловки мне удалось выяснить и в Старобельске, где нашему герою установлен памятник. От тамошних краеведов я узнал, что в 1939 году Евгений окончил аэроклуб в Ростове-на-Дону, а 1942 году – Батайскую военную авиационную школу. За успешную учебу был оставлен при школе инструктором, но после четвертого рапорта добился отправки на фронт.
В действующей армии – с мая 1942 года. В общей сложности произвел 123 боевых вылета, участвовал в 48 воздушных боях, сбил девять самолетов противника.

2-я "поющая" эскадрилья действительно существовала
И еще одна немаловажная деталь: воевал Евгений Быковский во 2-й эскадрилье 5-го гвардейского истребительного авиаполка. Командиром этой эскадрильей гвардии капитан Иван Лавейкин, которого после одного забавного случая сослуживцы стали уважительно называть "наш Маэстро".
Получилось так, что в каком-то городке на глаза летчикам попалось... фортепиано. Подойдя к нему, комэск провел рукой по клавишам и спросил у притихших товарищей: "Ну, что вам сыграть?". А пока те в замешательстве собирались с мыслями, предложил: "Да хотя бы "Амурские волны" послушайте". Позже комэск признается, что кроме этой мелодии ничего другого играть не умеет. Тем не менее, прозвище "Маэстро" осталось за ним – настолько потрясла летчиков-гвардейцев фортепианная музыка в исполнении ихнего боевого командира.
И не просто боевого, а супербоевого: не случайно ведь в августе 1943 года ему будет присвоено звание Героя Советского Союза – за 24 лично сбитых самолета противника.
А теперь припомните, что воздушный ас Алексей Титаренко из фильма "В бой идут одни старики" тоже был гвардии капитаном и тоже – Героем Советского Союза. И его тоже уважительно звали Маэстро. А какой эскадрильей командовал киношный Маэстро? Правильно, 2-й. Как и его фронтовой прототип гвардии капитан Иван Лавейкин. Кстати, однажды эскадрилья получила в дар от Леонида Утесова два самолета. Правый борт их украшала надпись "От джаз-оркестра Леонида Утесова", а левый – название популярнейшего фильма "Веселые ребята". А когда присутствовавшая при передаче самолетов дочь Леонида Осиповича Эдит Утесова подарила летчикам патефон и набор пластинок к нему, эскадрилья гвардейца-Маэстро стало действительно поющей. Как и в полюбившемся многим фильме.

Иду против всех!
Летом 1942 года Евгений Быковский сбил первый самолет гитлеровцев, а уже в начале осени, как я уже говорил, был награжден орденом Красного Знамени.
В ноябре 1942 года полк кавалера одного из самых уважаемых в Красной Армии орденов перебросили на Юго-Западный фронт - для участия в боях за Сталинград. А весной следующего года пилот 2-й эскадрильи 5-го гвардейского истребительного авиаполка Евгений Быковский оказался вместе со своими боевыми товарищами на аэродроме у села Половинкино Старобельского района Ворошиловградской области.
Там и принял свой главный бой запорожец, ставший спустя много лет после войны одним из прототипов запомнившегося всем по фильму "В бой идут одни старики" летчика Виктора Щедронова, которого сослуживцы по 2-й – киношной - эскадрилье любовно называли Смуглянкой.
Не лишне будет заметить, что в 1943 году Старобельск стал первым освобожденным украинским городом и до освобождения Харькова оставался неофициальной столицей Украины. В Старобельске заседало правительство, раздавали указания республиканские компартийный ЦК и Верховный Совет. А еще в городе размещались 37 госпиталей для раненных. Гвардейский авиаполк Евгения Быковского прикрывал железнодорожную станцию Старобельск, через которую шли сотни эшелонов на фронт.
Кстати, на участке фронта, где воевал 5-й гвардейский, с немецкой стороны в боевых действиях принимала участие 52-я истребительная эскадра, в составе которой были такие известные фашистские асы как Эрих Хартманн [самый результативный летчик Второй мировой, одержавший 352 воздушные победы] и Гюнтер Рааль [сбил 275 самолетов]. Это были те самые "бубновые" пилоты, о которых идет речь в фильме "В бой идут одни старики". Только в реальной жизни они на бортах своих самолетов рисовали не бубновых тузов, а всевозможные морды оскалившихся зверей – для устрашения. Несмотря на это, били их гвардейцы конкретно. С 19 декабря 1942 года по 1 марта 1943-го, например, 5-й ГИАП сбил 57 немецких самолетов, потеряв при этом только шесть машин. В связи с чем летчики-фронтовики никак не могли понять, откуда у фашистов вдруг появилось сумасшедшее количество сбитых самолетов – как у Хартмана и Рааля.
А дальше я предлагаю выслушать воспоминания бывшего командира 2-й – фронтовой – эскадрильи Ивана Лавейкина:
"27 апреля 1943 года над аэродромом «Половинкино» внезапно появилась группа фашистских самолетов, она состояла из 26-ти Bf-110 и 8-ми Bf-109.
Немцы сходу нанесли удар по соседнему аэродрому и уже находились на боевом курсе для налета на город Старобельск. В этот момент без приказа командования с нашего аэродрома взлетел дежуривший в истребителе прекрасный товарищ, летчик нашего полка младший лейтенант Евгений Власович Быковский. Его ведомый Георгий Баевский несколько отстал, на минуту-полторы задержавшись с запуском двигателя, и вот на глазах всего личного состава полка Евгений Быковский врезается в группу фашистских бомбардировщиков и, не обращая внимания на шквальный огонь стрелков, идет на сближение с ведущим. Видно было по всему, что фашистская группа пыталась выполнить второй заход и разбомбить город Старобельск, но фашистский ас - ведущий группы, заметил приближение нашего истребителя, и вся группа повернула на юг.
В этом бою Евгений Власович погиб, его самолет падал, отвесно пикируя, пушки самолета продолжали вести огонь".
Поняли, о чем сказал комэск? О том, что летчик продолжал вести бой, уже будучи убитым.
Самолет Евгения упал в болотистую пойму реки Айдар [весьма знакомое по сегодняшним событиям на востоке Украины название]. "Достать самолет или тело нашего товарища, - продолжает рассказ комэск, - нам не пришлось: невозможно было. Шагах в шестидесяти от места падения Жени Быковского была сооружена импровизированная могила. Похоронили фотографию Жени, и как-то случилось так, что могилу размыло весенними паводками. Много лет прошло, а на месте воздушного боя одного нашего истребителя с 34 фашистскими самолетами не осталось ни памятника, ни могилы".
Обломки самолета в высохшей пойме реки Айдар отыскали школьники из Старобельска в 1964 году. О Евгении Быковском им поведали их московские сверстники, услышавшие рассказ о бое в небе над Старобельском от побывавшего у них в гостях бывшего командира 2-й эскадрильи Ивана Лавейкина [к тому времени он уже носил генеральские лампасы].
Проведя поисковые работы и обнаружив в кабине самолета останки Евгения Быковского, жители Старобельска и ветераны 5-го гвардейского авиаполка отправили в министерство обороны ходатайство о присвоении бесстрашному летчику-гвардейцу звания Героя Советского Союза.
Получив его, министерские чиновники тут же "забыли" о нем. "Вспомнить" о поступившем в министерство ходатайстве помог рассказ на "Голубом огоньке" 9 мая 1965 года генерала авиации Ивана Лавейкина, от которого теперь уже вся страна узнала о подвиге 22-летнего летчика-гвардейца, спасшего неофициальную столицу Украины.
Звание Героя Советского Союза Евгению Быковскому было присвоено [посмертно] 14 мая 1965 года.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Зхапорожье]

2-я (Старобельск)
2-я эскадрилья 5-го ГИАП
2-я (Старобельск)-2
Маэстро и Евгений Быковский
из ф
Маэстро и Смуглянка
из кино
Кадр из фильма "В бой идут одни старики"
la5_vr1
Самолет, подаренный гвардейцам Леонидом Утесовым
2-я эск-а
Пилот 2-й эскадрильи 5-го ГИАП Евгений Быковский
Памятник БыковскомуНадпись Быковский
Памятник Герою в Старобельске
Бюст
Бюст в Михайловке [с лейтенантскими погонами и звездой Героя Советского Союза]

В тему
Так счастливо сошлись звезды, что в гостях у летчиков 5-го гвардейского истребительного авиаполка, славный боевой путь которого завершился в берлинском небе, в конце 60-х годов во время шефской поездки в Венгрию, где базировались летчики-гвардейцы, побывал талантливый актер и режиссер Леонид Быков. Здесь, на аэродроме Шермелек, он впервые услышал и о 2-й "поющей" эскадрилье, и о Маэстре-Лавейкине, и о его фронтовых товарищах. В музее боевой славы части гостю рассказали о том, что летчики 5-го гвардейского особо отличились при освобождении родных ему мест – Краматорска и Донбасса. И давняя, бережно хранимая в самых потаенных уголках души, идея кинокартины о летчиках [в юности Леонид очень мечтал о небе и даже пытался поступить в летное училище] обрела, наконец, зримые, реальные очертания и уже не отпускала Быкова до самого дня премьеры фильма о "стариках"-истребителях. Фильма, без которого сегодня трудно представить телеэкран 9 мая.
Кроме Евгения Быковского, с фильмом "В бой идут одни старики" связаны еще два наших земляка: уроженец Запорожья киноактер Дмитрий Миргородский сыграл в картине роль пехотного капитана, бойцы которого сбили летавшего на разведку на фашистском "мессере" Маэстро [с ним Маэстро потом спирт пил], а сценарий для фильма написал – в соавторстве с Леонидом Быковым и Евгением Оноприенко, уроженец Полог Александр Сацкий.
в бой

Революция, которой... не было

Как известно, В 11 часов вечером 7 ноября 1917 года был захвачен Зимний дворец, резиденция правительства Керенского. Что в этот день происходило в городе и как большевики захватывали зимний, рассказывает очевидец.
«В среду 7 ноября (25 октября) я встал очень поздно. Когда я вышел на Невский, в Петропавловской крепости грянула полуденная пушка. День был сырой и холодный. Напротив запертых дверей Государственного банка стояло несколько солдат с винтовками с примкнутыми штыками.
«Вы чьи? - спросил я. - Вы за правительство?»
«Нет больше правительства! - с улыбкой ответил солдат. - Слава богу!» Это было всё, что мне удалось от него добиться.
***
Когда мы вышли на Невский, из-за угла выкатил ещё один бронированный автомобиль. Из его башенки высунулась голова какого-то человека.
«Вперёд! - прокричал он. - Пробьёмся - и в атаку!»
Подошёл шофёр другого броневика и закричал, покрывая треск машины:
«Комитет велел ждать! У них за штабелями дров спрятана артиллерия!…»
Здесь трамваи не ходили, прохожие были редки, а света не было вовсе. Но, пройдя всего несколько домов, можно было снова видеть трамвай, толпы людей, ярко освещённые витрины и электрические вывески кинематографов. Жизнь шла своим чередом. У нас были билеты в Мариинский театр, на балет (все театры были открыты). Но на улице было слишком интересно.
***
В это время при ярком свете, падавшем из всех окон Зимнего дворца, я заметил, что передовые двести-триста человек были все красногвардейцы. Солдат среди них попадалось очень мало. Мы вскарабкались на баррикады, сложенные из дров, и, спрыгнув вниз, разразились восторженными криками: под нашими ногами оказались груды винтовок, брошенных юнкерами. Двери подъездов по обе стороны главных ворот были распахнуты настежь. Оттуда лился свет, но из огромного здания не доносилось ни звука.

«Пожалуйста, товарищи! Дорогу, товарищи!» В дверях появились солдат и красногвардеец, раздвигая толпу и расчищая дорогу, и позади них ещё несколько рабочих, вооружённых винтовками с примкнутыми штыками. За ними гуськом шло с полдюжины штатских, то были члены Временного правительства.
***
Надо заметить, что хотя Зимний дворец и был окружён, однако Временное правительство ни на минуту не теряло сообщения с фронтом и провинциальными центрами. Большевики захватили военное министерство ещё утром, но они не знали, что на чердачном этаже находится телеграф, не знали и того, что здание министерства связано секретным проводом с Зимним дворцом. А между тем на чердаке весь день сидел молодой офицер и рассылал по всей стране целый поток призывов и прокламаций. Узнав же, что Зимний дворец пал, он надел фуражку и спокойно покинул здание…
***
И мы снова вышли в холодную беспокойную ночь, полную приглушённого гула неведомых движущихся армий, наэлектризованную патрулями. Из-за реки, где смутно чернела огромная масса Петропавловской крепости, доносились хриплые возгласы… Тротуар под нашими ногами был засыпан штукатуркой, обвалившейся с дворцового карниза, куда ударило два снаряда с «Авроры». Других повреждений бомбардировка не причинила.
Был четвёртый час утра. На Невском снова горели все фонари, пушку уже убрали, и единственным признаком военных действий были красногвардейцы и солдаты, толпившиеся вокруг костров. Город был спокоен, быть может, спокойнее, чем когда бы то ни было. За эту ночь не случилось ни одного грабежа, ни одного налёта.
Здание городской думы было освещено сверху донизу. Мы вошли в Александровский зал, окружённый галереями и увешанный затянутыми красной материей царскими портретами в тяжёлых золотых рамах. Вокруг трибуны столпилось около ста человек…
Мы вышли и подозвали извозчика. «Куда ехать?» Когда мы сказали «в Смольный», извозчик отрицательно затряс головой. «Нет! - заявил он. - Там эти черти…» Только после долгого и утомительного блуждания удалось нам найти извозчика, который согласился довезти нас. Но он потребовал тридцать рублей и остановился за два квартала до Смольного».
[Джон Рид, «Десять дней, которые потрясли мир», 1919. Кстати, в СССР книга не переиздавалась с 1930 по 1957 годы].
s22442510
Джон Рид

Ну а что черти? Давайте и их послушаем.
«Обыватель протирал испуганные глаза под новым режимом. Неужели, неужели большевики взяли власть?
Зимний дворец в течение 25 октября постепенно оцеплялся нашими войсками со всех сторон. В час дня я докладывал Петроградскому Совету о положении вещей: от имени Военно-Революционного Комитета объявляю, что Временного правительства больше не существует… Мы здесь бодрствовали ночью и по телефонной проволоке следили, как отряды революционных солдат и рабочей гвардии бесшумно исполняли свое дело. Обыватель мирно спал и не знал, что в это время одна власть сменяется другой. Вокзалы, почта, телеграф, Петроградское Телеграфное Агентство, Государственный банк заняты. (Шумные аплодисменты). Зимний дворец еще не взят, но судьба его решится в течение ближайших минут».
***
Поздно вечером, в ожидании открытия заседания съезда Советов, мы отдыхали с Лениным по соседству с залом заседаний, в пустой комнате, где не было ничего, кроме стульев. Кто-то постлал нам на полу одеяло, кто-то - кажется сестра Ленина - достал нам подушки. Мы лежали рядом, тело и душа отходили, как слишком натянутая пружина. Это был заслуженный отдых. Спать мы не могли. Мы вполголоса беседовали. Ленин теперь только окончательно примирился с оттяжкой восстания. Его опасения рассеялись. В его голосе были ноты редкой задушевности. Он расспрашивал меня про выставленные везде смешанные пикеты из красногвардейцев, матросов и солдат… Затем он внезапно спохватывался: "А Зимний? Ведь до сих пор не взят? Не вышло бы чего?" Я привстал, чтобы справиться по телефону о ходе операции, но он меня удерживал. "Лежите, я сейчас кому-нибудь поручу".
[Лев Троцкий, «Моя жизнь», 1929]
s17304110
Лев Троцкий
штрм
Stamp_of_USSR_1847
Выдуманный штурм Зимнего
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

Краматорск после оккупации

На въезде в Донецкую область, крупным городом которой как раз и является Краматорск, я обратил внимание на автобусную остановку с привычным для сегодняшнего дня шестибуквием: ПТН ПНХ.
Что зашифрованное под этим шестибуквием послание [точнее, посылание] адресовано президенту соседней, категорически не дружественной к нам, агрессивной державы, пожалуй, уже не нужно объяснять даже школяру.
И что этот президент-агрессор [и неудачник по жизни, от которого, как сообщала пресса, не так давно ушла жена], был инициатором государственного переворота в Донецкой и Луганской областях – тоже.
Чем сегодня живут освобожденные от путинских оккупантов города Востока Украины и решили выяснить журналисты газеты «МИГ». А заодно и навестить милиционеров из запорожского добровольческого отряда [под началом полковника милиции Андрея Долинного], направленных в Краматорск и Славянск – сразу после освобождения этих городов, для поддержания там общественного порядка. И защиты местных жителей, естественно. Города ведь по-прежнему остаются в прифронтовой полосе и никто не может дать гарантии, что выбитые из них бандиты не вернутся вновь, чтобы попытаться восстановить свои бандитские порядки. А что они были в полном смысле слова бандитскими, я расскажу чуть позже.
Наши ребята, кстати, несут также службу на одном из блокпостов на въезде в Краматорск. Так что именно земляки-запорожцы были первыми, кого мы встретили в городе, название которого обозначает – по одной из версий, разумеется, изгиб реки Тор [Крама Торская].
30970716

Краматорск обстреливали только сепаратисты
Чтобы нас в городе долго не искали бойцы из отряда полковника Андрея Долинного, которые по его распоряжению должны были сопровождать миговцев в Краматорске, наипервейшую остановку мы сделали [если не считать паруминутной задержки на блокпосту] наискосок от горсовета. Прямо перед нами лежала центральная городская площадь. С памятником Ленину, естественно. Между прочим, после освобождения города от путинских оккупантов-сепаратистов [гори до скончания века земля у них под ногами!], памятник Ленину на главной площади Краматорска уцелел только благодаря бойцам Национальной гвардии: они не позволили свергнуть Ильича настроенным на решительные действия горожанам. Не следует, объяснили гвардейцы, принимать сгоряча решение о судьбе вождя: решение такое будет однозначно незаконным. Сами краматорцы говорили, что гвардейцы тогда ввели в ступор местных сторонников сепаратистов: те ведь ожидали, что именно силовики и будут сносить «их Ленина».
Осматривая расположившийся у кромки площади элегантный пятиэтажный дом с башенкой, один из балконов которого был снесен, как я понял, орудийным снарядом, я обнаружил мемориальную доску на парадной, - выходящей на площадь, стене дома. Здесь, мол, с 1970 по 1989 год проживал полный кавалер ордена Славы Кременчугский Владимир Григорьевич. Пока к нам едут бойцы полковника Долинного, я коротко расскажу, в честь кого на раненом доме установлена мемориальная доска.
В честь запорожца! Уроженец города Токмака [это, пожалуй, самый серединный, если можно так выразиться город Запорожской области – в центре области находится] Владимир Кременчугский на фронт ушел в шестнадцать лет в ноябре 1941-го, приписав себе недостающие для мобилизации два года. Воевал в воздушно-десантных войсках, принимал участие в высадке морского десанта, войну закончил командиром отделения армейской разведки. К девятнадцати годам был трижды ранен и трижды награжден – орденами Отечественной войны и Славы третьей и второй степеней. В мае 1946 года, когда вчерашний разведчик отметил свой 21-й день рождения, вышел указ о награждении его - за фронтовые заслуги, естественно, орденом Славы первой степени. В послевоенные годы Владимир Григорьевич закончил в Славянске мехтехникум и до выхода на пенсию работал в Краматорске на местном машзаводе.
Как бы мой тезка и полный кавалер самой почетной солдатской награды отреагировал на происходившее в его городе? Думаю, крайне негативно. Бил бы сепаратистов точно так же, как когда-то бил фашистов.
К слову заметить, дом Владимира Григорьевича не разрушился потому, что был надежно построен – из кирпича. Будь он, заметили мне знающие люди, панельным, до первого этажа сложился бы от угодившего в него артснаряда. И еще одно важное замечание. Со временем жители Краматорска разобрались, кто обстреливает жилые кварталы города: сепаратисты, а не украинские военные.

Вся информация тщательно проверяется
– Когда мы появились в городе, – рассказывает командир взвода специальной роты милиции Запорожского милицейского главка Николай Кульчитский, – он был почти пустым. За полдня, скажем, можно было на его улицах увидеть только одну машину. Сейчас людей намного больше – они стали массово возвращаться. Это особенно заметно на блокпосту.
– Как к вам краматорцы относятся?
– Очень доброжелательно и уважительно. Особенно, когда узнают, что мы запорожцы. Своих милиционеров игнорируют – потому что не верят им, а к нам подходят и делятся важной, по их мнению, информацией. Конечно же, мы ее проверяем. Тщательнейшим образом!
По секрету мне рассказывали, что местный народ из всех спецназовцев [а из Запорожья в Краматорск и Славянск приехали только спецназовцы] выделяет бывших беркутовцев. Как раз таких, как капитан милиции Николай Кульчитский, который со своим коллегой из спецподразделения «Грифон» капитаном милиции Олегом Судорженко и сопровождал нас по Краматорску.
Что мы узнали от горожан и наших провожатых? Спешу поделиться.
Оказывается, кроме местных, беспорядок в городе помогали чинить кубанские казаки. Их аж триста душ было. Захватив офис в центре города, они устроили в нем свою базу, окружив ее окопами, которые, для надежности, были перекрыты бетонными плитами. Для рытья окопов привлекали местных жителей. Суть привлечения этого заключалось в следующем: например, кому-то из кубанцев понравилась машина кого-то из местных. Если на добровольное предложение расстаться с ней хозяин не соглашался, его били и забирали в рабство – на рытье окопов. Или на другие тяжелые работы. И такие случаи [не обязательно связанные с машиной] попадания в рабство были массовыми, как и случаи захвата [отжатия] фирм и имущества краматорцев.
И это происходило не только в Краматорске. В Славянске была аналогичная картина.
В боевых действиях казаки-кубанцы, если вернуться [чтоб они пропали], вновь к ним, участия не принимали. В основном жарили баранину, пили водку и горланили свои казачьи песни. Базу свою бросили, как только к Краматорску подошли украинские войска. После них на базе осталось множество ящиков из-под мин и патронов. Кубанцы, похоже, обеспечивали боеприпасами бандитов-сепаратистов, которые и обстреливали Краматорск. Найден был на казацкой базе и цинковый ящик из-под патронов для крупнокалиберной снайперской винтовки [калибра 12,7 мм]. Такие винтовки находятся на вооружении только у российской армии. Силу пробивную выпущенная из этой винтовки пуля имеет невероятную. Не просто любой бронежилет – стену бетонную пробивает…

Огневая позиция – на крыше многоэтажного дома
Теперь что касается минометов. Часть их сепаратисты устанавливали в детских садах, среди жилых домов, на территории церквей и кладбищ. Затем производили несколько выстрелов по позициям украинских войск, грузили минометы и увозили их. А потом, оборудовав позицию в другом микрорайоне города – возле школы, допустим, били туда, откуда только что уехали. И объявляли, что по городу ведут минометный огонь украинские военные. Кстати, в Славянске нам показывали дом, который пробил артснаряд, выпущенный из города, где как раз и находились сепаратисты, а не из-за его околиц, к которым только-только подходили наши гвардейцы. Это очевидно даже неспециалисту.
Но и это еще не все. Минометные позиции бандиты умудрялись оборудовать даже... на крышах многоэтажных домов. Оттуда же, с крыш многоэтажек, снайперы и вели огонь из своих всепробивающих винтовок.
“Обо всем Краматорске не скажу, но то, что в соседнем с нашим двором реактивная установка «Град» вела огонь по городу, сам видел, – сообщил нам один из местных жителей. – А чтобы украинские бойцы по городу орудийный огонь открывали, такого не наблюдал за все дни оккупации Краматорска”.
Ну, а в целом если говорить, то в первую очередь я бы отметил вот что: Краматорск и Славянск таки оживают, возвращаются к мирной жизни после долгой оккупации. Люди, и это главное, все чаще улыбаются: друг другу, приезжим, своим освободителям, наконец. И защитникам, в числе которых – запорожские спецназовцы.
Удачи вам, ребята!
ПТН ПНХ!
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

25800977
Блокпост на въезде в Краматорск: "Пусть только сунутся, твари!"

Больше фото здесь:
http://zurnalist.ucoz.ua/publ/na_raznye_temy/kramatorsk_posle_okkupacii/6-1-0-315
и здесь:
https://plus.google.com/photos/115801225730548080364/albums/6050540230997532097

Рашизм в действии: в Херсонской области российские оккупанты захватили часть материковой Украины

В очередной раз оказавшись на самой длинной в мире песчаной косе – излюбленном месте отдыха многих запорожцев, я был неприятно удивлен происходящим там. Оказывается, 12 километров стрелки-косы, по которой проходит граница между Крымским полуостровом и материковой Херсонской областью, незаконно удерживают вояки из России, оборудовавшие на нашей земле свой блокпост под трехцветным флагом.
arabatka

Арабатская стрелка

Эффект «защиты и спокойствия» не сработал
Однако, прежде чем задать свой главный вопрос – когда и какми образом оккупантов вытеснять будем с косы, я решил выяснить, что думает о происходящем на заявившей весной о себе на всю страну Арабатке тамошняя власть. Прояснить ситуация я в первую очередь попросил сельского голову села Стрелковое Александра Пономарева. Село Стрелковое, кстати, стропроцентно соответствует сегодня и месту своего расположения - на стрелке находится, и тому, что возле него происходит – стрелки соседних стран службу несут, пристреливаясь – пока, слава Богу, глазами – друг к другу.
Российские военные находятся на территории Стрелковского сельсовета с 15 марта нынешнего года. Причем высадились тогда путинские десантники таким образом, что оказались за спиной у украинских пограничников, несших службу на блокпосту километрах в пяти, пожалуй, от Стрелкового. Разбираться с оккупантами [а это была именно оккупация Россией материковой части Украины] отправились начальник райотдела милиции, районный прокурор [Стрелковое является составной частью Генического района Херсонской области] и сельский голова. Прикинувшись простачками, десантники заявили представителям украинской стороны, что в мыслях ничего дурного не держат, а намерены лишь обеспечить охрану газораспределительной станции [ГРС], находящейся в управлении НАК «Черноморнефтегаз» и обслуживающей газовое месторождение «Стрелковое». Будучи [без боестолкновения] оттесненными нашими военными от Стрелкового, десантники-окупанты оборудовали свой блокпост неподалеку от станции, которую обслуживают – по сию пору, полтора десятка жителей Стрелкового.
В итоге у Украины, а значит, у нас с вами, уважаемые читатели, путинские вояки оттяпали 12-километровый участок стрелки-косы. Причем произошло это – обращаю внимание на дату, за день до пресловутого референдума, после которого Путин и его рашисты [а как их иначе назвать? Ну, не братьями же!] отняли у нас Крым. Таким образом, на Арабаотской стрелке мы имели первый, конкретный в современной истории факт рашистской агрессии по отношению к мирной Украине.
По словам стрелковского сельского головы, на отторгнутой у сельсовета части Арабатки имеются участки, выделенные под строительство баз отдыха. Есть там также земльные паи сельчан. И дачные кооперативы присутствуют. А доступа на ту часть косы нет. Совсем. Тем не менее, как уверял голова, наличие возле Стрелкового стрелков двух государств – наших и путинских, в целом благоприятсвует отдыху на косе. По словам Валентина Петровича, они ведь, стрелки, то есть, создают «эффект защиты и спокойствия».
Не поверив на слово голове, после разговора с ним наша небольшая бригада журналистов из Запорожья выбралась на берег моря, на котором в прежние годы было изобилие людей. Сейчас же там никакого изобилия разгоряченных июльским солнцем отдыхающих не наблюдается. Пусто и неуютно на берегу. Не сработал, значит, «эффект защиты и спокойствия».
Со временем, кстати, оккупанты, которых голова осторожно называет «представителями из Крыма», вообще обнаглели, подняв на нашей земле свой трехцветный флаг. Мы, мол, тут теперь хозяева. И хозяйничают.
2014-07-04 09.51.13
Полупустой вокзал в Геническе

2014-07-04 16.06.32
Пролив, отделяющий Арабатскую стрелку от материка

2014-07-04 15.11.09
Пустой пляж Арабатки [в разгар летнего сезона]

Удастся ли убедить оккупантов, что они пользуются чужим?
Между прочим, там, где заканчивается территория Стрелкового сельсовета, заканчивается и цивилизация: за 12-километровой зоной, захваченной россиянами, начинается пустыня. Там нет ни электричесва, ни воды – ничего. Только горячий песок. Аж до самого Крыма – километров семьдесят с гаком пустынная песчаная коса тянется.
- Так, может, туда, в пустыню, и оттеснить силой оккупантов, начав против них боевые действия? – полюбопытствовал я у головы, выдавав заранее заготовленный, несколько провакационный, однако, абсолютно, на мой взгляд, уместный вопрос.
- И я, и все жители Стрелкового против такого развития событий. Думю, прежде чем открывать огонь, нужно на основании документов убедить ту сторону, что она пользуется чужим.
2014-07-04 13.24.24

2014-07-04 13.25.49
Украинский блокпост

И снова – газовый вопрос
Согласившись, что россяне сегодня фактически являются оккупантами, идею силового их выдворения не поддержал и первый заместитель главы Генической райгосадминитсрации Дмитрий Юнусов. Он тоже полагает, что заявленную на всю Украину проблему Арабатской стрелки с высадкой на ней российского десанта, следует решать мирно, путем переговоров.
Дмитрий Анисович по моей просьбе объяснил также, какой интерес Геническому району представляет спорная газораспределитетельная станция Стрелковского газового месторождения.
В летнюю пору [и в весенне-осеннюю, разумеется] в Генический район станция отправляет ежедневно около десяти тысяч кубометров газа. Остальной добытый в море газ [оокло 60 тысяч кубометров] идет, как и раньше шел, в крымский Джанкой. Ну не нужен он Геническу летом. А вот зимой, когда суточная потребность района в газе возрастает до 140 тысяч кубометров, необходимый объем его восполняли [все предыдущие годы так было] газгольдеры [газовые хранилища] Джанкоя.
Будет ли такое восполнение происходить грядущей зимой, никому не известно. Уловив суть путинской подлой политики по отношению к некогда по-настоящему братской Украине, зимнего, условно говоря, газа Геническ может не получить. Тем не менее, ввязываться на Арабатке в боевые действия с оккупантами-супостатами [прости, Господи, за такое слово] пока, наверное, действительно не имеет смысла: не были ведь задействованы дипломатические рычаги.
Когда их всерьез задействуют? Вероятно, после полного разгрома управляемых из Кремля бандитов на востоке Украины, слава ей и слава Героям, сражающимся за ее и нашу свободу.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

***Море в районе Арабатской стрелки:
2014-07-04 12.18.15

2014-07-04 12.18.21

2014-07-04 13.38.03

2014-07-04 13.38.12

2014-07-04 13.38.12

Памятники нашей памяти

В райцентре Михайловка, что в Запорожской области, мы с коллегами из еженедельника "МИГ" отыскали памятник... спящему солдату и обнаружили странное братское захоронение, в котором, судя по надписи, покоятся останки воинов, погибших 2 августа 1943 года – за два с лишним месяца [!] до вступления в райцентр частей Красной Армии. Как удалось выяснить «МИГу», воины эти погибли вовсе не в Михайловке, а… на Курской дуге. Там же – на Орловщине, в частности, они и были похоронены.

Спящий солдат-2

саркофаг


Солдат не спит – он грустит о павших
Поводом для этого небольшого исследования районного масштаба, связанного с нашей памятью о трагическо-героических событиях Великой Отечественной войны, послужила просьба нашего постоянного читалеля из Михайловки. Перебирая оказавшиеся у него по какой-то случайности архивные документы, он обратил внимание на старый, может быть, относящийся к концу шестидесятых годов минувшего столетия снимок.
На снимке запечатлен памятник, установленнный на братской могиле на одном из михайловских кладбищ. Как следовало из подписи под снимком, в братской могиле был похоронен… «неизвестно кто». Ну, правда, не обманываю нисколечки, так и было написано: «похоронен неизвестно кто».
Памятник этот весьма своеобразный. Представляет он из себя грустного солдата, придерживающего левой рукой венок. Пребывая в великой скорби, солдат опустил глаза к постаменту, под которым покоятся его боевые, навсегда оставшиеся на той страшной войне сотоварищи. Если не вникать, какую идею преследовали авторы памятника, по простоте душевной можно предположить, что, находясь на вечном посту, грустный солдат просто устал и… уснул. Ну, такое впечатление создается – сами присмотритесь к солдату!
Спящего бойца и попросил отыскать дотошный читатель, уверивший, что памятника этого своеобразного на том самом кладбище михайловском… нет. Вообще.
И мы с коллегой Анастасией Писаревой взялись за дело. И очень скоро отыскали таки пропажу. По словам методиста по вопросам охраны культурного наследия отдела культуры Михайловской райгосадминистрации Ивана Сушко, всего в районе взяты на учет 40 памятников, относящихся к великой войне и великой победе в ней. Памятников, которые бы просто демонтировали [отправили бы на свалку, проще говоря], а не перенесли на новое место, в Михайловском районе не зафиксировано. Все тамошние памятники имеют специальные паспорта, по которого и можно проследить "жизненный путь" каждого из них.
Свою историю имеет и искомый нами памятник «спящему солдату». Изначально, к слову, на месте коллективного воинского захоронения на гражданском кладбище Михайловки был установлен деревянный обелиск - в октябре 1943 года, сразу после освобождения райцентра. В 1964 году его сменил железобетонный солдат, которого в 1977 году акууратно демонтировали и перенесли к конторе местного колхоза «Знамя коммунизма». Тогда же [после уточнения поименного списка павших] перезахоронили и останки воинов из общего захоронения - в парке возле клуба. В 1985 году памятник реконструировали, добавив к нему плиты с фамилиями погибших воинов.
Так что по «спящему солдату» все теперь известно: и куда он переехал, и по ком грустит он, придерживая левой рукой венок. Три с половиной десятилетия уже конкретно известно, кто был похоронен в братской могиле на михайловском кладбище, на снимке которой красовалась дурацкая подпись: похоронен, мол, неизвестно кто.

Спящий солдат(в Михайловке)
Грустный, а не спящий солдат

Как участники Курской битвы оказались в Михайловке?
На том же кладбище, на котором когда-то покой погибших товарищей охранял грустный, а вовсе не спящий солдат, мы обнаружили, пожалуй, самую загадочную братскую могилу Запорожской области. «Героически погибшим воинам за советскую родину 2 августа 1943 года», - уведомляет надпись на достаточно высокой, искусно изготовленной могильной плите из черного гранита, напоминающей саркофаг. И ниже следуют фамилии погибших:
ст. лейтенант Сапунов П. М., 1914 г.р.
лейтенант Леньков Г. М., 1916 г.р.
ст. лейтенант Струков В.Г., 1921 г.р.
сержант Бураченко А. И., 1919 г.р.
сержант Арбузкин М. М., 1906 г.р.
сержант Дергачев Г. Д., 1907 г.р.
Все. Больше никаких данных.
А у нас сразу же возник вопрос: каким образом и с какой целью три красноармейских офицера и три сержанта оказались на территории оккупированной Михайловки – по сути, в глубочайшем немецком тылу. Части Красной Армии в райцентр ведь войдут только 27 октября 1943 года – через два с лишним месяца после гибели [в неравном бою с врагом, предположим] офицеров и сержантов.
«Давно плита эта на кладбище находится?» – полюбопытствовали мы у работников местной ритуальной службы. «И не вспомним, с какого времени», - был дан нам ответ.
- Больше двадцати лет?
- Намного больше!
О странной братской могиле осведомлены и в михайловском краеведческом музее. Но дополнитальными сведениями – кроме тех, которые мы списали с надгробной плиты, музейщики, увы, не располагали.
И мы обратились за помощью в Центральный архив министрествыа обороны Российской Федерации, где собраны миллионы [без преувеличения] документов, относящихся к Великой Отечественной войне.
То, что мы выяснили, нас просто-напросто шокировало. Судите сами.
Оказывается, секретарь комсомольской организации батальона лейтенант Георгий Леньков, начальник боепитания батальона старший техник-лейтенант Василий Струков, автоматчики сержант Алексей Бураченко и сержант Матвей Арбузкин, а также радиотелеграфист сержант Григорий Дергачев никакого отношения к запорожской Михайловке [как и в целом к Украине] не имели. Никогда. Все пятеро воевали в составе 23-го мотострелкового пулеметного батальона [МСПБ] 23-й танковой бригады 9-го танкового корпуса Центрального фронта, который с 7 июля 1943 года был задействован в боях на Курской дуге. Согласно списку безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 23-й танковой бригады с 15 июля по 8 августа 1943 года, все пятеро погибли в бою 2 августа 1943 года и были похоронены… юго-западнее деревни Шоссе Кромского района Орловской области. В архиве имеется даже схема братских захоронений возле деревни Шоссе – с указанием, в каких конкретно могилах погребены участники Курской битвы из 23-й танковой бригады [только 2 августа 1943 года, к слову, бригада потеряла убитыми несколько десятков своих бойцов].
И это еще не все! Старший лейтенант Павел Сапунов находился при 23-м мотосрелковом пулеметном батальоне 23-й танковой бригады в качестве… оперуполномоченного отдела контрразведки народного комиссариата обороны «СМЕРШ». Служак из этой зловещей организации [ее название расшифровывается как «Смерть шпионам»], подчинявшейся лично Сталину и, следовательно, по его личному указания воевавших, по сути, со своими, в тыл к немцам не отправляли. Это мы к тому замечание делаем, чтобы читатель уловил: в оккупированной немцами Михайловке «смершевец» не мог оказаться ни при каких обстоятельствах. У него и в войсках дел хватало.
Вот что, в частности, мы узнали из заполненного на старшего лейтенанта Павла Сапунова наградного листа, на основании которого ему 3 августа 1943 года [на следующий день после гибели] секретным приказом [все документы на сотрудников «СМЕРШа» были строго засекречены] будет пожалован орден Красного Знамени: «Несмотря на молодость, обеспечил контрразведывательную работу в батальоне, произведя ряд арестов контрреволюционных элементов, не допустил проникновения шпионов. Не допустил во время боя случаев дизертирства, измены родины, трусости, паникерства и террористических актов».
На этом ставим точку в архивном расследовании и задаемся вопросом: каким образом напоминающая саркофаг надгробная плита с фамилиями бойцов 23-го пулеметного батальона 23-й танковой бригады оказалась в Михайловке, если погибли эти бойцы и, что самое главное, похоронены были в Орловской области?
Нет у нас сколь-нибудь вразумительного объяснения.
бр мог
Загадочная братская могила

Список
Список безвозвратных потерь

Сапунов (приказ)
Наградной приказ

Разоружение отменяется
В обших чертах если описывать, как выглядят военные памятники Михайловщины – и райцентровские, и установленные в селах, придется констатировать, что работавшие над ними мастера особой фантазией не отличались [впрочем, это не только к Михайловскому району относится]. В основном производили на свет божий бетонных солдат. То с автоматом солдат получался, то без него. А то просто с пилоткой в руке и великой скорбью в лице.
Не отличается в этом плане от установленного кем-то стандарта и военный памятник в центре Михайловки. Не памятник даже, а скульптурный ансамбль, включающий в себя все того же солдата с автоматом, а также рабочего, как можно предположить, и колхозницу, символизирующих единение народа с армией.
Одна только странность присутствует в откровенно патриотическом ансамбле этом: солдат явно вознамерился… разоружиться – он отдает кому-то незримому автомат свой. Чему – тоже явно, противятся представители народа: не позволяют ему разоружаться. Рано, мол, братец, с оружием расставаться. Может, сгодится еще для чего.
Удастся ли убедить рабочему и колхознице воина, не нам судить. Мы лучше еще одну историю с михайловскими памятниками поведаем.
На площади-2
Разоружаться рано

«Здесь похоронено 803 мирных жителя»
На выезде из Михайловки в сторону поселка Пришиб - метрах в семистах от дороги, находится обелиск, установленный в память о мирных местных жителях, расстрелянных немцами. Первый обелиск там появился в 1945 году - тогда еще деревянный. В 1967 году его заменили кирпичным пирамидальным.
Расстреливали немцы простых сельчан, евреев, цыган во многих местах, но именно здесь 30 июля 1942 года была осуществлена самая массовая в Михайловском районе казнь. Раньше ежегодно 30 июля на этом месте собирались родственники погибших почтить память невинно убиенных.
А непосредственно при дороге на Пришиб в 1987 году михайловцы установили стелу, на которой указано, что здесь захоронено 803 мирных жителя, погибших от рук немецко-фашистских захватчиков в 1941 – 1943 годах. Правда, в михайловском краеведческом музее считают, что цифра эта несколько завышена.
Под стелой, кстати, захоронения на самом деле нет – сотни погибших похоронены в разных местах: кто на гражданском кладбище, кто – прямо в местах расстрела.
И далеко не все фамилии расстрелянных известны: часто родственникам так и не удается разыскать хоть какие-то сведения о погибших. Кстати, цыган в военные годы на Михайловщине было истреблено очень много – точных цифр, правда, нет, но известно, что однажды на полдороге от Михайловки к Пришибу немцы расстреляли целый цыганский обоз – с десяток конных подвод. По существующей по сей день в Михайловке легенде, цыгане будто бы везли оружие для партизан, о чем и стало известно немцам.
Легенда, конечно, красивая, но, скорее всего, она легендой и останется: во-первых, нет подтверждения передвижения в войну по району цыганского обоза с оружием; во-вторых, некому было везти оружие это мифическое: партизан в войну на Михайловщине почти не наблюдалось – лесов-то там не имелось в ту пору грозную.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

Расстрелянным (место расстрела)-2
Памятник расстрелянным михайловцам

Расстрелянным
Стела у дороги
***Воины, берегущие покой Небесной гвардии Михайловского района:
В Барвиновке

В Днепровке

В Любимовке

В Роздоле

В Дунаевке

«Являлся участником военной заговорщической организации»

Через пять дней после начала Великой Отечественной войны по надуманному обвинению был арестован уроженец Запорожской области, Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Иван Проскуров. После изнурительных допросов и очных ставок – по личному предписанию наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии, не признавшего себя виновным 34-летнего Героя-генерала расстреляли под Куйбышевом. А в Запорожье буквально за несколько дней до этого немцы расстреляли отца генерала – Иосифа Проскурова. За то, что его сын – генерал Красной Армии.
Полностью реабилитировали запорожца [на основании постановления Генерального прокурора СССР и Главной военной прокуратуры Союза ССР] 11 мая 1954 года – за отсутствием в его действиях состава преступления.
По сути, о первом украинце, удостоенном звания Героя Советского Союза [Ивану Проскурову, кстати, выдали геройскую звезду под номером 33], написано не очень много. При этом во всех публикациях повторяются наиболее значимые факты из биографии этого незаурядного человека, который за два предвоенных года из простого летчика в чине старшего лейтенанта стремительно взлетел по карьерной лестнице, став генералом и заместителем наркома обороны СССР.
Кое-что из уже обнародованного и я повторю, дополнив свой рассказ некоторыми архивными данными.
проск-2
Иван Проскуров

Начало карьеры
Родился Иван Проскуров 18 февраля 1907 года в селе Малая Токмачка Ореховского района Запорожской области. После переезда семьи в Запорожье – на Верхнюю Хортицу, был занят на литейном производстве, затем какое-то время исполнял обязанности председателя совета профсоюзов Хортицкого района и, вроде бы, посещал занятия в Запорожском железнодорожном училище [отец Ивана был железнодорожником]. На Верхней Хортице же будущий генерал авиации встретил девушку, ставшую его женой - Александру. А 1931 году, будучи студентом Харьковского института механизации и электрификации сельского хозяйства, Иван, наконец, круто меняет свою жизнь: по направлению комсомола уезжает в Сталинградскую летную школу, после окончания которой зачисляется летчиком-инструктором в Военно-воздушную академию имени Жуковского.
С декабря 1934 года командует отрядом тяжелых бомбардировщиков Московского военного округа. В следующем году военный летчик Иван Проскуров устанавливает на международном слете авиаторов в Румынии рекорд по скоростному набору высоты, а в августе 1936-го совершает сверхдальний перелет из Москвы в Хабаровск, доставив на край света [в буквальном смысле] специалистов и запчасти для ремонта, совершившего там же – на краю света, вынужденную посадку самолета «Ант-25» Валерия Чкалова [любимец Сталина летел на Дальний Восток вдоль берегов Северного и Тихого океа-нов]. Приказом наркома обороны СССР Клима Ворошилова “за отличное выполнение полета – расстояние в 6860 километров преодолено за 29 часов 47 минут, на сутки ранее назначенного мною срока”, старшему лейтенанту Ивану Проскурову были пожалованы именные золотые часы.

В представление к награждению Сталин собственноручно вписал слово “майор”
С октября 1936 года запорожец воюет в Испании – в 1-й интернациональной бомбардировочной эскадрилье «Испания». А 21 июня 1937 года все тот же Клим Ворошилов подписывает представление о присвоении Ивану Проскурову звания Героя Советского Союза. Вот это представление: “Ст. лейтенант Проскуров Иван Иосифович, командир отряда 89-й тяжелобомбардировочной авиационной эскадрильи. В Испании – командир эскадрильи СБ [скоростных бомбардировщиков, – авт.]. Налеты бомбардировщиков республиканской авиации на аэродромы, станции и склады, другие объекты противника производились без прикрытия истребителями и в большинстве случаев сопровождались самостоятельными воздушными боями, которые самолетам СБ приходилось вести с истребителями противника. В этих трудных условиях т. Проскуров выполнил 46 боевых полетов продолжительностью свыше 120 часов, из коих большинство по объектам [целям], расположенным в глубоком тылу противника и защищенным зенитной артиллерией и истребительной авиацией. Этими налетами противнику были нанесены громадные потери на его аэродромах: сожжены и разбиты десятки самолетов, на железнодорожных путях и станциях уничтожены многие воинские эшелоны, а на фронте выводилась из строя и деморализовывалась живая сила мятежников. Во всех этих многочисленных боевых операциях т. Проскуров обнаруживал исключительное мужество, спокойствие и выдержку. Его самолет не раз оказывался пробитым осколками снарядов зенитной артиллерии и пулями истребителей. Тов. Проскуров пользуется заслуженной репутацией исключительно смелого, хладнокровного и храброго бойца и командира”.
Согласившись, что вернувшийся из Испании летчик достоин звания Героя Советского Союза, Сталин самолично зачеркнул в представлении звание “ст. лейтенант” и вписал слово “майор”. Геройское звание майору Про-скурову присвоили 27 июня 1937 года, а после учреждения медали «Золотая Звезда» как особого знака отличия для Героев Советского Союза ему, первому украинцу, ставшему Героем Советского Союза, вручили звезду №33.
И запорожец пошел вгору: 16 июля 1937 года он получает назначение на должность командира 54-й авиабригады Киевского военного округа, через несколько месяцев становится полковником, а в декабре 37-го его избирают депутатом Верховного Совета СССР. В следующем году Иван – уже комбриг и командир 2-й авиационной армии особого назначения. 9 февраля 1939 года Герою присвоено звание комдив, а 14 апреля он назначается начальником разведывательного управления Красной Армии [всю советскую военную разведку возглавил выходец из запорожской сельской глубинки] и заместителем наркома обороны СССР.
В авиацию [уже в чине генерал-лейтенанта] Иван Иосифович вернется в сентябре 1940 года – на должность командующего ВВС Дальневосточного фронта. А в январе 41-го станет заместителем начальника главного управления ВВС Красной Армии по дальнебомбардировочной авиации.
Весной 1941 года под его началом была проведена проверка авиационной бригады, расквартированной в Запорожье. Командир бригады уверенно доложил о готовности подразделения выполнить любое боевое задание днем и ночью, при любых погодных условиях. В полночь генерал Проскуров поднял бригаду по тревоге, поставив ей задачу произвести учебное бомбометание одной эскадрильей по полигону. При возвращении с задания летчики пренебрегли высотой: три экипажа, пролетая над Донбассом, врезались в терриконы.
Началось следствие, которое в конечном итоге показало полную невиновность дальнебомбардировочного генерала в случившемся.
Тем не менее...
проск-3
Иван Проскуров

Виновен… во всем!
2 июня 1941 года, вынужденно оставаясь не у дел, генерал пишет Сталину, который, кстати, лично распорядился превлечь его к суду [сохранился автограф вождя]: «Родной товарищ Сталин.
Не в силах больше выносить вынужденное безделье, продолжающееся вот уже два месяца, особенно в свете изложенных в передовой «Правды» от 31 мая, требований к большевику — набрался смелости обратиться к Вам.
Приказом МКО меня сняли с работы и предали суду за преступное распоряжение, повлекшее за собой гибель людей и самолетов. Следствие и суд располагали неопровержимыми документами и десятками свидетельских показаний о том, что:
Погода соответствовала требованиям полетной службы ВВС по уровню подготовки, посланных в полет экипажей (есть протокол экспертизы).
Никаких преступных распоряжений и действий с моей стороны не было, а что гибель людей и самолетов произошла по причине вопиющей недисциплинированности двух ведущих командиров.
Решением суда мне объявлено общественное порицание, и я принял его, как должное, т. к. при любых условиях, я безусловно несу ответственность за действия своих подчиненных. Так закончилось судебное дело. Прошло уже три недели после суда, а всего около двух месяцев, как я бездельничаю. Все вокруг кипит. В народном хозяйстве и в Красной Армии идет напряженная работа, а я здоровый, полный сил человек, бездельничаю. К тому же, в прошлом году я пережил такой же трех месячный период испытаний, за что Вы меня ругали.
За что все это? Клянусь Вам, родной товарищ Сталин, что нет и не будет у меня других мыслей и целей, как неустанная работа на дело укрепления нашей Родины, все свои силы и способности отдавал и отдам нашей партии и народу. Неужели я виновен в том, что все время пребывая в партии и Красной Армии, на порученных мне участках работы дерзал, требовал и добивался лучших результатов работы, а уровень подготовки дальней авиации и стоящие перед ней задачи, требовали решительных мер. Именно это и заставляло меня подымать полки в воздух не при солнечной погоде. И теперь я считаю это совершенно правильным, т. к. главнейшей задачей подготовки авиации, является качественная подготовка. Я привык учить показом, что к несчастью закончилось на сей раз неудачно. Моя работа, конечно, имела недостатки, но это же не значит, что мне нельзя доверять другую, какую угодно по масштабу и ответственности, вплоть до рядового летчика. Мои обращения по команде ни к чему не привели.
Одно прошу Вас, родной товарищ Сталин, помогите мне встать в строй, куда угодно и на какую угодно работу. Нет больше сил терпеть это вынужденное безделье.
Член ВКП (б) с 1927 г. Генерал-лейтенант авиации И. Проскуров».
Вождь, вроде бы, смилостивился: в середине июня Иван Иосифович получает назначение на дожность командующего ВВС 7-й армии, дислоцировавшейся в Карелии. Перед убытием в армию, которое было намечено на 22 июня, генерал успевает отдать приказ немедленно убрать самолеты с основных аэродромов.
А через пять, как я уже говорил где-то в начале материала, дней после начала войны – 27 июня 1941 года, генерал-лейтенант Иван Проскуров был арестован и обвинен в том, что “являлся участником военной заговорщической организации, по заданиям которой проводил вражескую работу, направленную на поражение республиканской Испании, снижение боевой подготовки ВВС Красной Армии и увеличение аварийности в Военно-Воздушных Силах”. По сути, генерала обвинили во всем, в чем только возможно было обвинить. Фактически Сталин и его окружение искали [и нашли, по их мнению] виновных в начале войны с немцами. В одно время ведь с Иваном Иосифовичем были арестованы [вслушайтесь в звания и должности]: трое бывших командующих ВВС РККА – генерал-полковник Александр Локтионов, дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Яков Смушкевич, Герой Советского Союза генерал-лейтенант Павел Рычагов; командующий ПВО СССР, Герой Советского Союза генерал-полковник Григорий Штерн; начальник штаба ВВС РККА генерал-майор Павел Володин; командующий ВВС Дальневосточного фронта генерал-лейтенант Константин Гусев; командующий ВВС Северо-Западного фронта генерал-майор Алексей Ионов; командующий ВВС Западного фронта генерал-майор Андрей Таюрский; командующий ВВС Юго-Западного фронта, Герой Советского Союза генерал-лейтенант Евгений Птухин; начальник Военной Академии командного и штурманского состава ВВС генерал-лейтенант Федор Арженухин; начальник НИИ ВВС генерал-майор Александр Филин; начальник Научно-испытательного полигона авиационного вооружения ВВС Красной Армии полковник Георгий Шевченко.
Следователи не допрашивали арестованных – они выбивали из них показания об участи в заговоре и вредительстве.
Ивана Проскурова пытками сломить не удалось, и 28 октября 1941 года он [и еще пять Героев Советского Союза] – по личному указанию наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии, был расстрелян неподалеку от Куйбышева [ныне Самара], куда - в связи с окружением Москвы немцами, были из внутренней тюрьмы НКВД перевезены из столицы герои-«заговорщики».
проск
Герой Советского Союза генерал авиации Иван Проскуров

проск-4
Бюст Герою на его родине [город Орехов Запорожской области]

В тему
резолюция сталина
12 апреля 1941года нарком НКО СССР маршал Советского Союза Тимошенко представил в ЦК ВКП (б) проект постановления "Об авариях и катастрофах в авиации Красной Армии".
По сути, это был проект постановления о наказании виновных в трагических случаях в авиации [подписали Тимошенко и начальник Генштаба генерал армии Жуков]. Сталин, ознакомившись с проектом, внес дополнительное предложение, с резолюцией на титульной странице: "Т-щу Тимощенко. Согласен с той, однако оговоркой, чтобы в приказ был включен абзац о тов. Проскурове и чтобы т. Проскуров был предан суду наравне с т. Мироновым. Это будет честно и справедливо. И.Сталин".
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

Скельки: село среди днепровских скал

Люди, проезжающие мимо села Скельки Васильевского района, обычно не видят ничего, кроме огородов, унылой остановки с названием села при шоссе и кургана за ней. А стоит присмотреться к селу чуть повнимательнее и... Можно насладиться красотой скал из ракушняка и ароматами степных трав в балке у Каховского водохранилища [чем вам не запорожский Крым?], восхититься героизмом местных солдат-защитников времен Великой отечественной войны, развесив уши, слушать байки о когда-то привольном и сытном житье в плавнях, с замиранием сердца заглядывать в пещеры-штольни, затаить дыхание от мистических легенд, витающих вокруг Скелек.
Главное – хорошего провожатого отыскать. На небольшой бригаде журналистов, в которой кроме меня оказались Анастасия Писарева и Сергей Томко [он обеспечил наш с Настей рассказ фотографиями] все секреты многогранных Скелек открыли сами сельчане, включая сельского голову Виталия Брика.
17086323
Отсюда начинаются Скельки
56072129
Сельский голова Виталий Брик

Скельки исторические
Первое, что бросается в глаза проезжающему по селу, – заборчики вокруг дворов, выложенные из камня. Они здесь как визитная карточка – через каждый двор, а то и чаще. Надо ведь иллюстрировать название села, которое появилось в далеком 1784 году. После того, как Екатерина II ликвидировала Запорожскую Сечь, 43 тысячи десятин васильевской земли достались правителю канцелярии Григория Потемкина Василию Попову.
Целинную землю кем-то надо было заселять и как-то осваивать. Попов решил, по одной из версий, эту непростую задачу, обменяв на охотничьих собак жителей нескольких сел Полтавской губернии – Котельвы, Ахтырки, Куземина, Скельки. Пока по всей российской империи свирепствовали крепостные законы, поселенцы стали очагом новой вольницы на запорожских землях – независимым полтавчанам [видимо, и принесшим название родного полтавского села] Попов предоставил не только земли, но и полную свободу действий.
02396679
Обычная сельская улица - с каменным забором

Скельки подземные
Первые поселенцы обнаружили в Скельках залежи ракушняка – его пласты и до сих пор возле Каховского водохранилища образуют живописные скалы [вот вам еще одна версия возникновения названия села].
Скалы буквально пронизаны штольнями [в них добывали ракушняк в 1949-1954 годах], давно засыпанные, но до сих пор не дающие спокойно спать некоторым экстремалам.
И не удивительно: самая большая штольня растянулась на 230 метров, а в ширину и высоту такова, что легко может принять грузовую машину. В балке над Каховским водохранилищем в луговой зелени и прячется с десяток входов в ракушняковые пещеры.
Скалы и штольни в окрестностях Скелек:
94539308
84389968
66242447
61041594

Скельки духовные
До революции в Скельках добывали и
камень в карьерах – он послужил, кроме фирменных заборов, еще и для строительства церкви в 1909 году.
Храм удался сельской общине на славу: колокольня, к примеру, имела высоту 34 метра – из Александровска [нынешнего Запорожтя, то есть], говорят, видна она была!
Лишились своего украшения Скельки уже в 1934 году, когда в полной мере развернулась борьба с «мракобесием», жертвами которой пали многие храмы. От великолепной церкви осталась только сторожка [тоже с размахом построенная], которая сейчас и стала… новым скельковским храмом святого Георгия Победоносца.
Храм же величественный разобрали по камню до основания – новообразовавшийся «стройматериал» пустили на коровники, сельский клуб, магазин в центре. Церковная ограда «переселилась» к хирургическому отделению Васильевской центарльной райбольницы, где и стоит до сих пор.
На месте же огромной прежней церкви – школьный стадион... У стадиона тоже история не простая: в военное время здесь располагался немецкий госпиталь, рядом – кладбище. Тоже немецкое. В 1998 году могилы вскрыли, чтобы перезахоронить останки, и обнаружили… целый пакет золота – золотых изделий. И ведь не тронули за столько лет искатели легкой наживы могилы оккупантов...
С той старой церковью и еще пара преданий у скелян связана, которые гостям из области Виталий Владимирович Брик пересказал: когда жителям села не хватало средств, чтобы достроить долгожданный храм, они обратились к соседям-михайловцам за помощью. На святое дело деньги, конечно же, нашли. А церкви тогда размещались на таком расстоянии, чтобы звон колокола одной был слышен в другой. Так вот, старожилы рассказывали, что у михайловцев колокольный звон был низким, как мужской бас, словно настаивающий: “отдайте долг”. Звонкий же голосок скелянской колокольни скромно отвечал: “Живы будем – отдадим”.
А как-то благодаря все той же колокольне Скельки стали в окрестных селах называть Буланым городом. А все из-за буланой кобылы, которая паслась возле колокола, запуталась копытом в веревке от колокола и случайно «созвала» всех скелян на службу.
44674314
Храм в Скельках [бывшая прихрамовая сторожка]

Скельки мистические
Почему-то так сложилось, что с давних давен – буквально со времен первых поселенцев среди днепровских скал, в Скельках было много... ну, если не чародеев, то людей, обладавших, как сейчас говорят, сверхспособностями. Кто-то мог запросто порчу на домашнюю скотинку навести. Кто-то мог людей одним лишь взглядом загипнотизировать. Нам рассказывали историю: идет по улице группа молодых женщин. Поравнявшись с кем-то из местных, женщины начинают вдруг подолы юбок приподнимать – как будто бы неглубокую воду переходят. Это так над ними тот самый «местный» подшутил.
Старожили сохранили воспоминания также о чародее, который мог угостить парным коровьим молоком, добытым... из ниоткуда. Просто брал в руки кружку – и она в какой-то момент наполнялась натуральным молоком.
Самая недавняя история – о ведьме, привязавшейся к молодому жителю села, провожавшему поздно вечером девушку. “Почувствовал, – вспоминал он, – словно кошка к нам пристала: так и вьется под ногами. Чиркну спичкой – никого. Шаг сделаю: снова кто-то вокруг ног вьется”.
Парень не из робких оказался: проводил-таки девушку, припомнив по случаю, что ведьма не трогает старшего в роду и младшего.
А он как раз и был младшим.

Скельки героические
За годы войны из Скелек ушли на фронт 953 жителя села. Из них погибли 583 человека. Двое же сельчан – Антон Михайличенко и Петр Щербина – удостоены отдельных памятников [оба установлены в центре Скелек].
09193418
Сельский воинский мемориал

Командир стрелкового отделения 756-го стрелкового полка 150-й стреловой дивизии младший сержант Петр Щербина “в уличных боях в Берлине проявил образцы личной отваги и мужества, смело водил отделение в атаку”, а “при штурме рейхстага в числе первых ворвался в здание, уничтожив трех немецких солдат и восьмерых взяв в плен”. Оставаясь в пылающем здании, младший сержант “в течение двух суток упорно отражал контратаки противника”, а затем, по его собственным послевоенным воспоминаниям, принимал личное участие в водружении над рейхстагом Знамени Победы.
Чтобы увековечить подвиг героического земляка [за бои в Берлине он был награжден орденом Красного Знамени], краевед из Скелек Станислав Иванисов в течение последних десяти лет добивается – через все госструктуры, включая Администрацию Президента, присвоения Петру Щербине звания Героя Украины [посмертно]. Увы, пока безрезультатно.
Пулеметчик 3-го мотострелкового батальона 5-й гвардейской Краматорской отдельной мотострелковой бригады гвардии рядовой Антон Михайличенко “в боях при форсировании реки Днепр 8 февраля 1944 года с ручным пулеметом первым возглавил группу добровольцев и переправился на правый берег реки”. А “при штурме Никополя первым с ручным пулеметом и гранатами ворвался на окраину города и уничтожил 26 солдат и семь офицеров противника”.
Заполнив наградной лист на храброго бойца, его комбат особо отметил, что гвардеец-пулеметчик “достоин присвоения звания Герой Советского Союза”. 19 марта 1944 года на наградном листе, хранящемся сегодня в центральном государственном архиве Министерства обороны России, появится дополнение: “Присвоено звание Герой Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда”. Тем не менее, звезды геройской Антон Михайличенко не получил. После представления к званию Героя Советского Союза его судьба не известна: в начале весны 44-го он пропал без вести.
Изучая архивные документы на героического земляка, я с удивлением обнаружил еще один документ, касающийся его исчезновения: оказывается, впервые он пропал без вести… 5 октября 1941 года, будучи пулеметчиком 43-го резервного погранполка по охране тыла Южного фронта. Произошло это в районе села Новониколаевка Запорожской области. При этом вместе с ним пропали еще три бойца 43-го погранполка. По странному стечению обстоятельств они тоже оказались уроженцами Запорожской области.
А накануне, 4 октября, погранполк не досчитался сразу тринадцати (!) запорожцев. Если отбросить мысль об их дезертирстве, придется предположить, что в начале октября 41-го под Новониколаевкой немцы для чего-то устроили охоту на запорожцев, которые… даже не находились на передовой: 43-й резервный погранполк, напомню, осуществлял охрану тыла Южного фронта.
Вместе с краеведом Станиславом Иванисовым, о котором уже шла речь, мы отыскали в архивах документы еще на одного фронтовика – уроженца Скелек.
Это котельный машинист 3-го класса сторожевого катера №6 1-й бригады сторожевых катеров Тихоокеанского флота краснофлотец Василий Острогляд, награжденный редкой и весьма почетной медалью Ушакова. За годы войны количество награжденных ею не превысило количество Героев Советского Союза [принято считать, что медаль Ушакова является флотским аналогом медали «За отвагу»].
Между прочим, во время подписания акта о капитуляции Японии 2 сентября 1945 года краснофлотец Василий Острогляд находился в почетном карауле на линкоре «Миссури», а двумя месяцами ранее он “выполнял правительственное задание по приемке фрегата №36, закупленного в США”. При этом “за 12 дней отлично освоил боевые механизмы и правильно их эксплуатировал”. А в дальнейшем, “выйдя на боевое задание по конвоированию наших кораблей, отконвоировал без потерь 20 транспортов с войсками и грузами”, направленных для участия в Курильской и Сахалинской десантных операциях [больше фото по теме здесь: http://zurnalist.ucoz.ua/publ/zaporozhe_i_zaporozhcy/skelki_selo_sredi_dneprovskikh_skal/2-1-0-301].

Скельки современные
Конечно, со времен затопления днепровских плавней Каховским водохранилищем сельское хозяйство беднее стало, а количество жителей с четырех тысяч уменьшилось, как минимум, вдвое. Но и сегодня жизнь в селе не замирает.
С 2010 года работает детский садик «Калинка», рассчитанный на 60 детишек. Школу перевели на газовый обогрев и поставили пластиковые окна. Полностью перекрыли кровлю на местном Доме культуры, подправили сцену, закупили аппаратуру и вынашивают планы о капитальном ремонте внутри. А пока там действует библиотека [13 тысяч книг], вокальный и танцевальный кружки для детей, репетирует женский вокальный ансамбль «Джерело».
В амбулатории семейной медицины – главврач Юрий Дмитриевич Абросимов, его 50 лет на «боевом» посту – не шутка, однако.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

Видео из Скелек:

До российских оккупантов – 18 километров: "МИГ" на блокпосту украинских десантников в селе Сальково

Следующий блокпост находится на выезде [в сторону Крыма] из соседнего поселка Чонгар - это тоже Херсонская область. Контролируется тмошний блокпост пророссийской крымской самообороной и российскими казаками, которые, к слову, не скрывают своей принадлежности к России
В общей сложности от Сальково до Чонгара 18 километров. О чем и уведомляет придорожный самописный указатель-информатор: имейте в виду, мол, что до российских оккупантов осталось всего ничего.
Еще вот на что я обратил там внимание: на старые, оборудованные еще немцами-оккупантами, мощные бетонные доты, которые разведчики с чонгарского блокпоста используют... в качестве наблюдательных пунктов. Право слово, Гитлер бы дар речи потерял, узнав, что из его дотов братья-россияне, через 69 лет после окончания войны, будут следить за братьями-украинцами.
До недавнего времени, между прочим, жители Чонгара оставались, можно сказать, наедине с нынешними оккупантами Крыма: украинский пограничный наряд за поселком был выставлен только в минувшее воскресенье. А до этого россияне беспрепятственно закатывали в поселок на бэтээрах. Для чего, расскажет моя коллега Анастасия Писарева, а я предлагаю вернуться в Сальково, где нас ждет заместитель командира десантного батальона майор Ярослав Калашников.
Кстати, когда утром, промчавшись по пустынной [без преувеличения] трассе от Мелитополя до Сальково, мы остановились возле блокпоста в селе и попросили бойцов вызвать кого-нибудь из командиров, те, переговариваясь друг с другом, несколько раз произнесли фамилию “Калашников”. Я по наивности предположил, что нам десантники на всякий случай, который принято называть пожарным, автоматы АК выдадут. Оказалось, майор Калашников – просто-напросто однофамилец конструктора автомата Калашникова.
Пока мы дожидались майора, я внимательно осмотрел блок-пост. Занимает он, в общем-то, приличную территорию. Непосредственно на дороге десантники соорудили заграждение из бетонных блоков и мешков с песком. Тут же, образно говоря, на острие удара, стоит бэтээр с развевающимся украинским флагом. Чуть в стороне – ближе к железной дороге, еще один. В окопе. В этой же низинке, совсем недалеко от «приземленного» бэтээра, находится батарея минометов, укрытых маскировочной сеткой. С противоположной стороны трассы – палаточный городок [с флагом десантных [аэромобильных] войск Украины], передвижная медсанчасть и техника: тяжелые «Уралы», грозные бэтээры.
Обратил я также внимание на вооружение десантников. Тот, который первым произнес фамилию Калашников, имел при себе автомат с подствольником. У выдвинутого вперед бойца за спиной находился ручной пулемет. Остальные вооружены были обычными автоматами. Не оснащенными, что принципиально важно, магазинами с патронами.
– Видя это, – объяснит подошедший майор, – люди понимают, что мы здесь стоим ради мира.
– А вообще, как местный народ к вам относится?
– Отлично! Никаких проблем не возникает. Помогают, чем могут. И поддерживают нас очень.
Еще бы, подумал я: ведь у майора сегодня за спиной не только его десантники и их родные и близкие, но и вся Украина, которую он защищает. И это хорошо понимают люди из ближайших к блокпосту сел. И мы это поняли.
...В стороне, за железной дорогой, взлетают несколько ракет. Вроде фейерверка. Я не успеваю задать вопрос, как майор сам отвечает на него:
– Это сигнальная мина сработала, зафиксировавшая попытку проникновения на нашу территорию.
– И часто такое случается?
– Постоянно. А буквально за ночь до вашего приезда разведчики с той стороны пытались выкрасть нашего снайпера. Он, правда, оказался более внимательным, чем предполагали непрошенные гости.
– Кто конкретно это был, что за гости?
– Один был одет в форму кубанского казака. На остальных была полувоенная – защитная, форма без знаков различия. А вот оружие они имели при себе самое что ни на есть армейское. Последнего образца.
Еще одна провокация, которую пытались осуществить оккупанты [у меня язык не поворачивается засевших за Чонгаром боевиков по-иному назвать], сводилась к следующему. Возле бойца с блокпоста останавливалась легковая машина, из которой доброжелательный водила выставлял пакет: это тебе, браток, передача от благодарного населения. При этом из другой машины за бойцом велось видеонаблюдение. Если бы он взял пакет, этим же вечером соответствующие телеканалы обнародовали сенсационную новость: на украинском блокпосту из Крыма на материк за взятки пропускают без осмотра любой транспорт.
Десантник пакет не взял.
Зато с того дня прибывающий на блокпост транспорт бойцы осматривают более чем тщательно. Их главная задача – не пропустить на материк врагов... извиняюсь, оговорился... вооруженных людей, которые уже не только в Крыму хозяйничают: они на херсонской стороне –
прямо по полям роют окопы, оборудуют минные заграждения и пытаются делать разметку под будущую границу. По сути, они у меня, у нас с вами, Родину отнимают. Нашу Украину, на защиту которой вышли десантники майора Ярослава Калашникова.
Бог вам в помощь, ребята!
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

В тему
А вот о чем рассказала читателем «МИГа» моя коллега Анастасия Писарева, назвавшая свои путевые заметки так:
«Сальково: страх войны и сбор запасов»

В Сальково – последний оплот украинской армии перед российским блок-постом [пограничная застава перед Чонгаром появилась позже], поэтому местные жители помогают не только словом, но и делом: организовали и координируют сбор продуктов и прочих важных для жизнедеятельности запасов, держат связь с городами Украины. Отовсюду сюда везут помощь. Редакция «МИГа» тоже решила внести свою лепту в обеспечение родной армии – немного смущенные десантники отправили нас с посылкой к местной жительнице, которая вместе с мужем принимает привозные запасы в свой гараж. Внутри и сесть практически негде – все заставлено мешками с картошкой и капустой, ящиками с мясными консервами и сгущенкой, паками воды, огромными пакетами с хлебными буханками, частями замороженной свиной туши. Женщина, беспрерывно благодаря нас и добрых людей со всей Украины, рассказывает, что машины едут каждый день из разных регионов: “Позвонили только что – скоро подъедет джип из Донецка с продуктами. Вы вот неожиданно нагрянули. У нас уже так много съестного для ребят, что распределяем по длительности хранения, чтобы ничего не успело испортиться. Вы, наверное, даже напишите там у себя в газете, чтобы так много не везли. Или лучше звонили нам, уточняли, что именно сейчас в дефиците”.
Обмениваемся телефонными номерами. Правда, когда просим разрешения сфотографировать гаражный клондайк и ее саму, женщина меняется в лице. Она, как и практически все сальковцы, панически боится. Говорит, сельчане иногда видят, как зажиточные крымчане вывозят на материк детей от греха подальше: “А мы здесь никому не нужны. Вы поймите, вы уедете к себе в спокойный город, а мы тут в военном положении останемся, и никто нас защищать не придет, мы уже это поняли. Где наши украинские козаки, афганцы? Мы словам давно не верим, только на ребят-десантников еще и надеемся...”
Кое-как тлеет придорожный рыбный базарчик в Сальково. Торговли нет, погода – ни к черту, но несколько продавцов пост не покидают. Из потенциальных покупателей – только миговцы да единственный пассажир и водитель автобуса «Севастополь –
Днепропетровск». Они нервничают, увидев фотоаппарат и диктофон, но рассказывают, что обстановка в Крыму сейчас спокойная. Сердитая продавщица рыбы неожиданно подключается к разговору и начинает кричать, что ничего страшного в лишней проверке документов нет и в присутствии чужих военных тоже. Мол, не стреляют же они по мирному населению. Наверное, такую странную логику можно объяснить нервами женщины, оставшейся без заработка...
Чонгарцы [их в поселке всего полторы тысячи человек] протестовали против путинских войск на своей родной земле аккурат 8 Марта, вывесив украинские флаги по всему поселку и требуя защиты у отечественных военных. Люди неожиданно для себя оказались на огневой позиции, а чувствовать себя живой мишенью – что может быть страшнее? Акция протеста небольшой результат дала: между самим поселком и блокпостом россиян появилась застава украинских пограничников. Правда, спокойнее спать после этого чонгарцы не стали.
Миговцы только въехали на центральную улицу и тут же на-шли собеседников: “Они зашли на наши поля, заминировали их, окопы, траншеи порыли – ну, разве это нормально? Такой бардак: чужаки занимают военные объекты, разоружают часовых – как такое может допустить нормальное государство?” Узнав, что мы собираемся подъехать непосредственно к вражескому блокпосту, мужики машут руками и кричат: “Куда?! Они репортеров на дух не переносят. Только увидят ваш фотоаппарат – и неизвестно, чем все закончиться может! Это же россияне, они знать не знают, что такое свобода слова. У нас уже вырубили все украинские телеканалы – мы от крымских вышек питались. Одни российские крутят. У кого спутник стоит, тот еще может смотреть родное телевидение, а так... Хотят и нам мозги промыть”.
У многих чонгарцев, ставших поневоле военной буферной зоной, родственники в Крыму и России: “Звонишь им, пишешь, а в ответ слышишь: вы ничего не понимаете, вас освобождать пришли. От кого?! Они телевизор включают, а там ведь прекрасные картины рисуют про Крым и рассказывают страшилки про бЕндеровцев. А кто покажет, как россияне, когда перекрывали въезд на Крым, в прошлый понедельник заехали к нам в село на БТРах колонной и просили у людей сала? Получается, автомат им дали, а пожрать с собой не дали?!” “Так перепало оккупантам сало?”, – интересуемся. “Да сейчас! Обматерили их все, «защитников» наших”, – кипятятся эмоциональные чонгарцы Анатолий, Геннадий, Иван и Зинаида.
На прощание не можем не задать самый главный и самый страшный сейчас вопрос: “Как думаете, война будет?” Ответ выдает настроения людей: “Если международные дипломаты не вмешаются, будет...”.

20500879

65407058

Блокпост в Сальково:
23721161
26196749
39321959
51775136
Фото Сергея ТОМКО

Боевой самолет пролежал на поле… 65 лет

Поисковики запорожского историко-патриотического центра «Бастион» обнаружили неподалеку от села Наталовка истребитель «Як-7Б». Вероятно, его пилот, расстреляв боезапас, атаковал фашистскую огневую точку, направив на нее свою машину.
Скорее всего, события в тот предалекий от нас осенний день 1943-го, когда наши войска штурмовали глубоко эшелонированный Запорожский плацдарм [две боевых линии плацдарма как раз и проходили рядом с Наталовкой], развивались таким образом. Отработав на прикрытии бомбардировщиков, колотивших сверху немецкую переправу в районе Днепрогэса, остающийся пока неизвестным летчик-истребитель развернул свой «Як» и повел его домой, в Новониколаевку, где и находился тогда его аэродром. Шел пустым - без боезапаса, расстрелянного над переправой. С одним лишь патроном в скорострельной 20-миллиметровой пушке.
Патрон этот не расстрелянный и останется в пушке. И из-под земли пушку поисковики извлекут с ним, с одним-единственным патроном.
Наверное, летчик без проблем довел бы «Як» до аэродрома. Но, проходя на бреющем полете над фашистскими боевыми траншеями, что находились возле нынешней Наталовки, он обнаружил на доминирующей над округой высотке вражескую пулеметную точку. Она-то, видимо, и не давала нашим бойцам подняться в атаку. Думаю, и немцы не могли не заметить примчавшийся на поле боя со стороны Запорожья «Як» - из их тыла, то есть. Наверное, заметили и обстреляли его из зениток Один из снарядов, скорее всего, зацепил истребитель. И тогда пилот принимает неожиданное решение: направляет теряющую управление машину на фашистский ДОТ, пытаясь спасти жизни наступающих на высотку наших солдат. Ценой своей жизни.
До пулеметной точки немцев «Як» не дотянул буквально двух метров. Летчик, конечно же, погиб. Его просто раздавило сорвавшимся с места крепления от удара об землю двигателем.
Вечная слава тебе, неизвестный смельчак!
- В окрестностях сел Наталовка и Дружелюбовка мы работаем второй год, - рассказывает председатель правления Запорожского историко-патриотического поискового центра «Бастион» Светлана Зинченко. - За это время провели два перезахоронения останков советских бойцов, погибших осенью 1943 года мри штурме Запорожского плацдарма. Между прочим, удержать любой ценой подступы к Запорожью приказал лично Гитлер. Об этом после войны вспоминал, в частности, фельдмаршал Манштейн. Бои, как понимаете, тут были ожесточенные и кровопролитные. И далеко не все участники штурма Запорожского плацдарма найдены и похоронены с воинскими почестями. Поэтому работы у нас еще очень много.
- А кто и как самолет нашел, Светлана Борисовна?
- Обнаружили и откопали истребитель Максим Иртюга, Сергей Матюшенко, Юрий Дзюба и Василий Чабан.
- Совершенно случайно наткнулись на него, - вступает в разговор Максим Иртюга, бывший военный, к слову, капитан запаса. - Проверяли поле на наличие металла и на одной высотке неожиданно зазвенел металлодетектор. Начали копать - наткнулись на самолетное шасси. Пошли глубже и обнаружили разновеликие фрагменты самолета, включая двигатель, бронеспинку, сиденье, винт и пушку.
- А летчик?
- Его останки тоже нашли. Нашли и командирскую книжку пилота. Если удастся, попытаемся установить по ней фамилию летчика - отдадим книжку экспертам. Самолет, кстати, у погибшего летчика почти новый был: с конвейера сошел 14 июля 1943 года. А разбилась машина, возможно, в начале октября - ведь 14 числа наши уже Запорожье взяли.
- Это хорошо, что имеется хоть какая-то информация о самолете, - добавляет Светлана Зинченко. - Используя ее, попробуем через архив выяснить, какой воинской части найденный «Як» принадлежал. А, установив часть, можно будет разобраться, кто из летчиков на вылетах осенью 43-го задействован был и кто не вернулся с боевого задания.

00044846
Светлана Зинченко

19349096
Максим Иртюга с пропеллером самолета

67843268
Пушка с единственным патроном

Справка
Запорожский плацдарм немцы обороняли пятью пехотными дивизиями, танковой дивизией и несколькими отдельными частями. В общей сложности на плацдарме насчитывалось 35 тысяч фашистских солдат и офицеров. Здесь также были сосредоточены 600 орудий и минометов. Прорывали Запорожский плацдарм войска Юго-Западного фронта [его левое крыло]: 12-я, 3-я гвардейская и 8-я гвардейская армии. Ударную группировку поддерживала 17-я воздушная армия. После завершения прорыва и взятия Запорожья в ней осталось всего 17 истребителей [по архивным данным на 1 января 1944 года].

В тему
Металлисты нашли боевой самолет, сбитый в окрестностях Токмака в 1943 году
Случай, как говорится, из ряда вой выходящий: на берегу реки Молочной, в урочище, которое называется Волчий сад, токмакские металлисты откопали советский самолет времен войны и… сдачи его в металлолом.
Случайно об этом узнали члены городского поискового клуба «Обелиск», тут же выехавшие на место.
- И почти сразу же, - говорит руководитель клуба Виктор Жабский, - буквально в пяти метрах от основной ямы, откуда металлисты добывали поврежденный падением металл, мы обнаружили останки летчика.
- Как вам это удалось?
- С помощью металлоискателя! Пилота, оказывается, местные жители похоронили там, где он упал [после того, видимо, как его выбросило из сбитой машины]. Зарыт он был неглубоко, а сверху на нем лежал лист железа. На ненайденные личные вещи сбитого летчика и отреагировал металлоискатель. На летчике имелся парашют (точнее – парашютная сумка), обут он был в сапоги. По остаткам погон мы определили, что он офицер и сбит был, скорее всего, в 1943 году - во время наступления наших войск. В нагрудном кармане нашли часы марки «ЗиМ». Больше пока ничего сказать о погибшем не могу.
- От самолета после металлистов хоть что-то осталось?
- Некоторые мелкие части, включая закрылок. Ну и трубочки всякие. А еще - фраг¬менты пулеметной ленты и стреляные гильзы.
- Летчика похоронили?
- Да, пилот похоронен на мемориале села Пришиб. А мы будем продолжать поисковые работы. В частности, опросим местных жителей, чтобы выяснить день падения самолета. После чего запросим воинский архив - кто в этот день был сбит в окрестностях Токмака, чей «Як-9ИТ», как мы разобрались по найденным обломкам, не вернулся тогда домой после боя.

***
Набег на позиции фашистов
Неподалеку от запорожского села Юльевка поисковики из патриотического центра «Бастион» обнаружили немецкую оборонительную линию, разграбленную черными археологами
Что сразу бросилось в глаза «бастионовцам» - множество человеческих костей. Возле разрытой траншеи они находились, в ней самой... везде, короче говоря. После детального осмотра местности [и зачистки траншеи] стало ясно: здесь, на бывшей линии обороны немцев, которую только-только разрыли черные археологи, покоились останки преимущественно фашистских солдат.
- Мы их там двадцать насчитали, - уточняет председатель правления общественной организации «Запорожский историко-патриотический центр «Бастион» Светлана Зинченко. - А наших бойцов среди фашистов всего четверо оказалось. Это, видимо, первые солдаты, ворвавшиеся на немецкие позиции под Юльевкой, где в войну проходил так называемый Восточный оборонительный вал гитлеровцев и где осенью 1943 года шли ожесточенные бои
- Немцы что, в рукопашном бою побиты были?
- По обилию осколков и остатков хвостов мин мы предположили, что их наступающие советские части основательно давили минометным огнем. Причем так стремительно наступление развивалось, что фашисты даже похоронить своих не успели: бросили их прямо в траншее. Мало того, мы даже два немецких нагрудных медальона нашли, которые почему-то [и слава Богу!] не привлекли внимание черных археологов.
- Это значит, что их хозяева...
- До сих пор у себя на родине числятся без вести пропавшими. Теперь же по надписям на медальонах их фамилии удастся безошибочно установить.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]