Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Как я избавил мир от проклятого Путлера

В четверг, 12 марта, в популярной запорожской газете "МИГ" был опубликован мой материал о поездке в Новониколаевский район и, в частности, в тамошнее село Терсянку, главной достопримечательностью которого является... впрочем, вот этот материал - безо всяких изменений:
"Главной достопримечательностью села Терсянка, что в Новониколаевском районе, является построенный в начале двадцатого столетия лютеранский храм святых Петра и Павла, центральную часть которого украшает узор, напоминающий... арийскую свастику
История сохранила впечатления очевидца, присутствовавшего на открытии Свято-Петропавловского храма в Мирном Поле, как раньше называлась Терсянка: "Утром 5 июня 1911 года на всех дорогах, ведущих к селу, бурлила жизнь. Катились тележки сапожников, высокие элегантные фаэтоны, пошарпанные авто, прибывали многочисленные экипажи. И масса людей все плотнее окружила церковь и дом пастора Фридриха Амана. Под звуки канкриновского духовного хора люди вскоре стали заполнять просторное – на 1200 мест, церковное помещение. И уже невозможно было втиснуться даже в проходы. Величественный перепев колоколов полился с колокольни в церковные залы. И это море звуков вместе с радостью собравшихся передалось притихшим небесам".
В качестве уточнения мне остается добавить, что первые немецкие поселения [чтобы стало понятно, почему в Мирном Поле вдруг появился лютеранский храм] в Новониколаевском районе появились в начале девятнадцатого столетия. А к его концу тамошняя лютеранская община насчитывала уже три тысячи душ [в общину, кстати, разрешалось вступать только по достижении 18 лет] и Мирное Поле стало центром Канриновской немецкой колонии, имевшей собственный духовный хор.
Основателем колонии можно условно считать министра финансов Российской империи Егора [Георга] Канкрина. В наших местах ему, правда, бывать не довелось, но деньги за приднепровские земли он заплатил, надо полагать, немалые. Распоряжались дорогим приобретением сыновья графа Александр, Виктор и Оскар.
При строительстве храма в Мирном Поле, несмотря на дороговизну, для фундамента и ступеней использовали гранит, не истершийся по сей день. Оконные рамы, вполне сносно пережившие все потрясения двадцатого столетия, были заказаны в Екатеринославе [нынешнем Днепропетровске]. Ну а орган[!] фирмы "Бах и Шунт" привезли из далекого германского Штутгарта. Церковь – единственная на 60 верст округи, получилась большой и светлой [в 22 саженя длины и в десять саженей ширины]. Как величественный корабль 5 июня 1911 года, напомню дату ее открытия, она отправилась в плавание по реке Времени.
Осенью 1934 года церковная служба в Мирном Поле прекратилась, местный пастор был арестован и расстрелян. В храме, который по сию пору притягивает к себе взгляд каждого проезжавшего мимо него, устроили зернохранилище, а затем клуб.
В качестве Терсянского сельского клуба бывший Свято-Петропавловский храм застали и мы, решив наведаться в него – с разрешения его хозяйки Светланы Котляр, чтобы... загадать желание.

Дело в том, что местный народ по секрету сообщил заезжим журналистам, что в центральной части самого приметного сельского здания, с тех времен, когда в нем еще действовал храм, сохранился узор, очень напоминающий... древнюю арийскую свастику, на которую почему-то не обратил внимания ни один из представителей коммуно-советской власти. Если, объяснили нам, стоя на этом узоре – а свастика находится на плиточном полу [и тоже из плитки выложена – светлого оттенка], загадать желание, оно обязательно сбудется. Проверено на практике! Только нужно зримо представить свое желание.
...Лично мне не составило особо труда до мелкой мелочи представить, как будет выглядеть расстрелянный по решению военного трибунала проклятый Путлер, развязавший кровавую войну против моей Украины".
А теперь вспомните, какой переполох случился после четверга в соседней стране, где и пребывал до этого безбедно тот, о котором я желание загадал. Действуют, получается, древние арийские символы. Не убавилась их сила превеликая. Кроме шуток.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

ищет-1
Внимание:розыск

Мирное поле
Храм в Мирном Поле [начало 20-го столетия]

Главная достопримечательность Терсянки сегодня:
2015-02-20 12.19.35

2015-02-20 12.12.07

2015-02-20 12.14.42

2015-02-20 12.16.54

2015-02-20 12.05.27

2015-02-20 12.05.32

2015-02-20 12.06.55

2015-02-20 12.09.45

2015-02-20 12.10.02

Древний арийский символ в центре храма:
Свастика

Свастика-4

Есть ли жизнь ниже уровня моря?

"Богатая и щедрая земля: мой город – Каменка-Днепровская"
Всезнающая Википедия об этом уютном городке в западной части Запорожской области повествует лаконично: Каменка-Днепровская находится на левом берегу Каховского водохранилища [моря], выше по течению к нему примыкает село Водяное, ниже – на противоположном берегу Белозерского лимана, расположено село Великая Знаменка.
И это все? – удивится любой каменец-патриот. А почему Википедия умолчала о том, например, что:
Каменка-Днепровская фактически является овощной столице региона. Подтверждает это установленный возле автовокзала памятник кормильцу-помидору. Овощи каменские, кстати, отличаются от всех других благодаря особому климату, характерному только для Каменского Пода [так издавна называется тамошняя приднепровская низменность];
в городе сохранился фрагмент скифского вала – как свидетельство того, что некогда на территории тихой Каменки располагалась шумная столица скифского царства. А в местном краеведческом музее бережно сберегаются останки девчонки [музейщики ее по свойски называют Ларисой], бродившей по Каменскому Поду... девять тысяч лет назад;
фашистов из города окончательно выбили 7 февраля 1944 года. В связи с чем в истории освобождения запорожских сел и городов Каменка-Днепровская значится последним освобожденным от немцев населенным пунктом Запорожской области;
от ближайшего села – Водяного, город Каменку-Днепровскую отделает… одна лишь улица, которая так и называется: Межевая;
кроме памятника помидору, каменцы с удовольствием покажут также памятники футбольному мячу и… арбузу. Найдете еще где-нибудь нечто подобное?
как сама Каменка-Днепровская, так и ближайшие к ней села Водяное и Великая Знаменка находятся… ниже уровня Каховского моря, что создает массу неудобств местным жителям [рассказ об этом ниже последует];
с соседним Никополем [находится на противоположном берегу моря-Днепра] Каменку-Днепровскую связывает такой экзотический – по сегодняшнему дню, вид транспорта, как паром.
С помидором
Памятник помидору

подтоп 8
Каменский Под с трассы Запорожье-Херсон [на горизонте видны трубы тепловой станции Энергодара]

подтоп 6
Директор Каменско-Днепровского краеведческого музея Ольга Котова показывает Ларису

подтоп 7
Улица Межевая

арб
Памятник арбузу

Мяч
Памятник футбольному мячу

С косой-3
Памятник, который условно можно назвать "Женщина с косой". Ну, очень она напоминает кого-то из современных дам-политиков

А вот как о Каменке-Днепровской рассказал местный поэт Сергей Белогуров. Вслушайтесь, какие слова он нашел для своей малой родины – простые и сердечные. За душу берущие:
Есть на широком берегу Днепра,
На первый взгляд ничем не броская,
Богатая и щедрая земля:
Мой город, Каменка-Днепровская.
Судьбу свою с тобой делю.
Живу на свете просто я.
Я о тебе сейчас пою,
Мой город, Каменка-Днепровская.
И где бы я ни колесил
Путями, перекрестками.
Тебе я верность сохранил
Мой город Каменка-Днепровская
Шумят поля, цветут сады
Сменяя зимы веснами.
Всегда ты будешь молодым,
Мой город, Каменка-Днепровская.
Проходят дни, идут года,
И дети станут взрослыми.
Ты в нашем сердце навсегда,
Мой город, Каменка-Днепровская.
Ты ласка материнская.
Ты заповедь отцовская.
Родная мне и близкая,
Мой город, Каменка-Днепровская.
Храни тебя Господь, храни
Под небесами звездными.
Я признаюсь тебе в любви,
Мой город, Каменка-Днепровская.
Ну, никак я не мог удержаться, чтобы строфу из этого лирического стихотворения не вынести в подзаголовок сегодняшнего рассказа о командировке в Каменско-Днепровскую сторону.

Храм строили всем миром
Главный храм Каменки-Днепровской находится возле городского рынка. А совсем рядом с больницей вырос еще один храм, возведенный в честь Николая Чудотворца. По словам его настоятеля отца Петра, строили храм [и продолжают обустраивать его и прилегающую к нему территорию] всем миром – в полном соответствии со значением этих слов. Не было [и нет] у храма одного богатого мецената, пожертвования делали сами прихожане – кто сколько может. При этом многое в храме сделано руками самих каменцев [и отца Петра, естественно]. Только иконы заказывали не местному мастеру.

2015-02-06 13.08.02
Храм, построенный всем миром

подтоп 5
В храме

Ниже уровня моря
В Каменско-Днепровском районе бытует страшилка: мол, если вдруг случится прорыв дамбы, к которой примыкают райцентр и два ближайших к нему села – Водяное и Великая Знаменка, Каховское море в короткое время затопит весь Каменский Под. Причем в селе Водяном уровень воды поднимется... на семь метров.
Жуть!
Хотя, если разобраться без суеты, окажется, что страшилка эта околопотопная не намного отличается от истинного положения дел в Каменке-Днепровской и в тех же Водяном и Великой Знаменке.
Согласно пояснительной записке Никопольского регионального управления водных ресурсов, "вызывает беспокойство состояние комплекса гидротехнических сооружений Каменского Пода, защищающего от затопления и подтопления водами Каховского водохранилища территории площадью в 6,7 тысячи гектаров с населением около 33 тысяч человек".
Крайне негативная ситуация уже [а еще ведь будет обильный – судя по погоде, весенний паводок] сложилась все в тех же Каменке-Днепровской, селах Великая Знаменка и Водяное. По предварительным прогнозам, там подтоплено около 300 дворов и "нарушены нормальные условия жизнедеятельности порядка 1000 человек. В большинстве случаев наблюдается просадка фундамента и трещины стен – как жилых, так и хозяйственных помещений".
Как далее было подчеркнуто на одном из совещаний в райгосадминистрации [на нем как раз и были обнародованы обозначенные выше цифры], "в критическом состоянии находится Каменско-Днепровская школа №3: ее подвальное помещение затоплено и не может быть использовано по назначению. При осмотре самого сооружения школы были зафиксированы трещины стен, просадка фундамента, поднятие и разрушения пола".
Миговцы тоже побывали в этой горемычной школе, под которой, по словам ее завхоза Владимира Осинцева, вода держится три последних года – не отступает даже летом. Впечатление последствие поднятия грунтовых вод оставляют не радостные: затопленный подвал [где раньше была кочегарка], трещины на стенах... Вода, оказывается, может быть не менее страшной, чем землетрясение.

2014-10-10 11.47.22
Отсюда начинается село Великая Знаменка

2015-02-06 11.10.11
Памятник в центре села Водяного

2015-02-06 11.16.16
Дорога от моря [село Водяное]

2015-02-06 11.20.19
Каховское море в Водяном

2014-10-10 12.26.39
Каховское море в Великой Знаменке

подтоп 4
Каховское море в Каменке-Днепровской

подтоп 2
Школа, которую разрушают подземные воды

подтоп 3
Так происходит откачка излишков подземных вод


А вот что рассказал мне и моей коллеге Светлане Шкарупа первый заместитель главы Каменско-Днепровской райгосадминистрации Владимир Ляшенко:
– Разница между уровнем воды в Каховском водохранилище и Каменским Подом, на котором расположены сам райцентр и села Водяное и Великая Знаменка, составляет семь метров. Поэтому еще при строительстве водохранилища предусматривались защитные гидротехнические сооружения, призванные защитить населенные пункты от подтопления. Это 17 километров намывных дамб с целой системой дренажей: всего более 270-ти скважин вертикального дренажа, которые работают от сжатого воздуха, подаваемого компрессорными станциями; а также сеть коллекторов, сбросной канал и пр. Обслуживанием сооружений занимается управление эксплуатации водохранилища, которое административно находится в Никополе, то есть в Днепропетровской области. На нашей территории имеется лишь один из семи эксплуатационных участков – без самостоятельного юридического адреса. А это означает, что финансирование объекта осуществляется из Гобюджета исключительно через Днепропетровскую область, и влиять на ситуацию мы можем лишь опосредованно. Главная проблема в том, что защитным сооружениям уже полвека и они сильно изношены, так как из-за постоянного недофинансирования вовремя не проводился капитальный ремонт и реконструкция. В итоге сегодня работает лишь половина из имеющихся дренажных сооружений. Мы неоднократно рассматривали эту проблему в райгосадминистрации, приглашали для принятия совместных решений и представителей соседней области. В прошлом году, например, была ситуация, когда не хватало средств на закупку моторного масла для работы компрессорной станции. Мы нашли спонсоров, которые приобрели семь тонн масла, и руководство предприятия, обслуживающего защитные сооружения, пообещало, что до конца лета 2015 года проблем с понижением уровня грунтовых вод не будет. Однако уже в декабре, когда начал таять снег, ситуация стала стремительно ухудшаться. В настоящее время в самой Каменке-Днепровской, а также в Водяном и Великой Знаменке подтоплено уже более 300 дворов. Уровень подтопления разный. Где-то вода поднялась до полутора метров от земли, а где-то до 80-ти сантиметров, хотя по строительным нормам расстояние грунтовых вод от поверхности земли должно быть не менее двух метров. И ведь это еще паводок не начался... Мы вновь обсудили проблему в райгосадминистрации, на заседании комиссии по техногенной безопасности. Направили письма в облгосадминистрацию и в Государственное агентство водных ресурсов Украины. Но полученные ответы оптимизма не добавили. Так, глава Агентства водных ресурсов сообщил, что только на первоочередные мероприятия по обеспечению работоспособности сооружений защитного массива Каменского Пода необходимо около восьми миллионов гривен. К тому же защитные гидротехнические сооружения всего каскада днепровских водохранилищ находятся в не менее плачевном состоянии, и в целом на их поддержание нужно 140 миллионов гривен. В то же время на эти работы в текущем году заложено всего 28,4 млн грн, что составляет всего пятую часть от потребности. В итоге нам предложили поискать возможность финансирования за счет местного бюджета. Но это утопия. У нас бюджет и без того дотационный. Однако даже если бы и нашлись «лишние деньги», то мы по закону не имели бы права финансировать госпредприятие, относящееся к Днепропетровской области.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]
Фото автора и Сергея ТОМКО

*** В тему
Каменско-днепровцы о современной политической ситуации:
2015-02-06 14.24.37

2015-02-06 14.25.35

Провидица из Запорожья Ольга ЗОРИНА точно знает, когда в Украину вернется мир [часть 1-я]

Читателям популярной запорожской газеты "МИГ" со стажем, видимо, не стоит особо представлять Ольгу Викторовну: они ее хорошо помнят по публикациям, увидевшим свет в нашем еженедельнике на излете минувшего столетия. Предположение такое сделать можно хотя бы потому, что до последнего времени кое-кто из звонивших в редакцию интересовался с надеждой: не наладила ли газета связь с Ольгой Зориной, которая своими откровениями и своими способностями почти полтора десятка лет назад в буквальном смысле шокировала Запорожье?

До последнего времени миговцам с сожалением приходилось отвечать: увы, Ольга Викторовна, продолжая практику целительства в Запорожье и став академиком академии нетрадиционной медицины, прекратила контакты с прессой.
Однако сегодня у нас появилась новость для читателей: остававшаяся долгие годы недоступной для журналистов целительница и провидица поддалась нашим уговорам [и уговорам близких Ольге Викторовны людей]. В связи с чем через своего пресс-секретаря Ирину Ильину сообщила о согласии на эксклюзивное интервью самой популярной газете Запорожской области. Первое - после долгого молчания. Но, будем надеяться, отнюдь не последнее: Ольга Викторовна не возражает против дальнейшего – регулярного – общения с читателями «МИГа».


В начале 90-х годов у Запорожья появились собственные обереги
Несложно догадаться, с чего началась наша беседа с этой удивительной [безо всякого преувеличения] женщиной – конечно же, с того, что заставляет нас вслушиваться в каждое слово теленовостей, напоминающих порой фронтовую сводку. С того, что сейчас у всех на устах:
– Что с нами произошло, Ольга Викторовна? Почему в мирной, достаточно спокойной, как мы считали, стране случился вдруг невероятный по силе выброс агрессии, обернувшийся кровопролитием и массовыми смертями?
– Это произошло не вдруг, как вы говорите. В нашем обществе давно созревал, если выражаться языком медиков, большой нарыв, который должен был лопнуть и истечься злом – в определенное время и в определенном месте. По-иному просто быть не могло. Нарыв ведь сам собой не исчезает.
– К сожалению, в орбиту действия истекшего, как вы сказали, зла оказались втянуты целые регионы Украины. И даже у нас, на Запорожье, я знаю, многие откровенно опасаются за будущее. Да и как не опасаться: в прифронтовой же области живем. А ну, как она станет фронтовой.
– Можете передать тем, кто опасается: в Запорожье – в городе, который я очень люблю и за который каждодневно многократно молюсь, будет спокойно.
– До нас война не докатится?
– Не докатится! Она локализуется там, где весной начались боевые действия. Война не затронет ни нашу область, ни ближайшую к нам - Днепропетровскую. И за важнейшие – как говорят, стратегические, объекты, находящиеся на территории Запорожья и Запорожской области, можно не опасаться: угроза им не возникнет. Это в первую очередь касается атомной станции в Энергодаре и нашего Днепрогэса. Запишите главное, что я хочу донести до вас и ваших читателей: запорожцы находятся под мощной и надежной защитой. Существует она благодаря нескольким факторам. Защиту в первую очередь создала великая энергетика великой Хортицы. А еще события, которые произошли у нас в регионе, включая ту же Хортицу, в начале 90-х годов. Я принимала непосредственное участие в них и поэтому могу с уверенностью сказать: запорожцы сегодня находятся за невидимой, но очень мощной защитной стеной. Никому не удастся ее разрушить. Никому и никогда!
– С древней Хортицей мне более менее понятно: она является, наверное, самым намоленным, как выражаются в таких случаях, природным объектом Украины. Можно сказать, сердцем Украины. А что за события случились у нас в начале 90-х годов, расскажите. Очень интересно!
– Давайте вспоминать вместе. Начиная с 1992 года и на протяжении последующих пяти лет я и другие неравнодушные люди нашего города высаживали ежегодно на Хортице 33 дуба, выпускали над ними 33 голубя, раскладывали 33 хлеба на 33 вышитых рушниках.
– Что за ритуал вы совершали?
– Скажу кратко: исполнить его повелел Космос. Или высшие силы. Углубляться в детали не буду - вы и ваши читатели поймут, о чем я говорю. Да и не столько важна первопричина этого ритуала, сколько его последствия. А они серьезны! Это не только мое мнение. Многие из тех людей, кто был посвящен в этот ритуал [или знал о нем], уверены сегодня: именно благодаря ему Запорожье получило дополнительную защиту. В дополнение к уже существовавшей защите на намоленной нашими предками, как вы верно заметили, Хортице. Эту защиту можно назвать индивидуальным, запорожским оберегом. Нашим, собственным. Но это еще не все! Другой оберег мы создали в Вольнянском районе, где, тоже по подсказке свыше, я отыскала безымянную фронтовую могилу. По воспоминаниям местных жителей, в войну – при освобождении Запорожья, неподалеку от того места находилась передовая, на которой осенью 1943 года шли жесткие бои. Погибшие на передовой солдаты остались на многие послевоенные годы позабытыми всеми. Мы же, когда обнаружили безымянное захоронение там, установили памятник и попросили священника отца Леонида Шейдевича [к сожалению, ныне покойного] отслужить панихиду за упокой безымянных солдат. И он отслужил. В памяти всплывает деталь, относящаяся к той давней службе. У отца Леонида кто-то из присутствовавших спросил: а вы уверены, батюшка, что погибшие солдаты лежат именно вот тут, а не на три метра в сторону? На что отец Леонид ответил: не имеет значения, где конкретно лежат эти безымянные герои, отдавшие свои жизни за нас. После их гибели вся земля им стала общей могилой. Настолько был велик их подвиг, настолько велика была их жертва. Поэтому наш с вами долг – помнить о тех солдатах всегда и всегда молиться за упокой их душ.


Судьбы всех пропавших в зоне АТО будут выяснены
– Царство им небесное... А еще знаете, о чем я вспомнил, Ольга Викторовна, слушая ваш рассказ: о других погибших солдатах. Тоже безымянных, между прочим. Я имею в виду 54 бойца, погибших в ходе антитеррористической операции, как мы скромно называем полыхающую на востоке Украины полномасштабную – с использованием всех видов вооружения, войну. Похоронили их – как неизвестных, под Запорожьем [на Кушугумском кладбище] в начале октября. И вот какое у меня сомнение появляется, когда я слышу разговоры об этом захоронении: а вдруг среди похороненных там неизвестных бойцов оказались российские солдаты… Возможно такое?
- Конечно! Вообще я должна вам сказать вот что: после того, как в наш общий дом, который мы называем Украиной, вернется мир, в течение еще не менее пятидесяти лет люди будут внимательно изучать и оценивать все, что уже произошло с нами и что произойдет в недалеком будущем. И данные по погибшим в зоне АТО будут собирать по крупицам и изучать самым тщательнейшим образом. Как я вижу, даже эксгумацию кое-где будут проводить. Появятся какие-то специальные службы – я даже не знаю, как их сейчас назвать, которые в деталях проанализируют происшедшее в нашей стране. Поверьте мне на слово: по заслугам оценен будет каждый. И каждому воздастся по его заслугам. Каждому! А самое главное – службы, о которых я сказала, выяснят судьбу всех пропавших в ходе АТО и установят имена всех неизвестных солдат. Точнее, считающихся пока неизвестными. И новые памятники появятся у нас в городах - героям и безвинно погибшим.
- Извините, следующий вопрос у меня сам собой срывается с языка. И я его никак не могу удержать: когда же, Ольга Викторовна, в наш дом, к нам в Украину вернется мир, когда мы вновь станем понимать друг друга?
- Если отсчет вести с весны нынешнего года, а точнее, с первого дня войны, самыми сложными, как мне видится, будут первые два года выпавших нам испытаний. При этом каждый из этих двух лет – повторяю, отсчет я веду с первого дня войны, будет сложен по-своему. Что принес год, который мы переживаем, вы сами видите. А к чему потом следует готовиться… Несмотря на то, что природа будет благосклонной к нам будущей зимой – она не принесет суровых морозов [ну, может быть, после Крещения недели на две-три станет морознее обычного], а власть сделает так, чтобы и в наших квартирах сохранялось тепло, правильно поступит тот, кто на будущее сделает какие-то запасы продуктов. Понимаете, мне все время идет информация: желательно в запасе иметь мед, сахар и соль. Простой набор простых продуктов. Простой, но очень важный! Вспомните из рассказов о жизни монастырей, с помощью какого продукта в трудные годы выживали их обитатели – с помощью меда. Как сами монахи говорят, набрал ложечку меда, запил водичкой и вполне бодро себя чувствуешь. К тому же, мед – это продукт, который никогда не портится… Еще мне поступает подсказка, что, кроме жизненно необходимых продуктов, следует запастись и травами. Например, крапивой. Или цветом акации и липы.
- И заваривать их как чай?
- И чай можно из них заваривать, и водную настойку готовить. Очень полезное питье получится. Полезное и нужное для организма. Можно каждую траву отдельно заваривать, а можно к ней добавлять зверобой. С этими травами люди смогут чувствовать себя бодро, даже если иногда будут недоедать. При этом липовый чай будет очищать дыхательные пути - что немаловажно при нашей экологии, которая после начала боевых действий на востоке только ухудшилась; крапива очищению крови способствует, а зверобой дает заряд печени.
- Аптечными травами, Ольга Викторовна, можно пользоваться? Или обязательно их следует самому собирать?
- Конечно, можно. И пусть Господь хранит запорожцев и наш бесконечно любимый город от всяческих невзгод. Мы сильные, мы выдержим все испытания.


Украину ждет эра милосердия, умиротворения и возрождения
- Как долго еще продлится период этих испытаний?
- Лад и спокойствие в Украину придут к концу 2018 года. А после праздника Крещения 2019 года у нас начнется постепенный расцвет. Люди как бы очнутся, по-другому на себя взглянут - на свою жизнь, на свои поступки. К Богу обернутся. Придет, наконец, время переоценки ценностей. После чего великая благодать наступит: мужественно перенеся испытания, Украина вступит в эру милосердия, умиротворения и возрождения. То же самое, кстати, произойдет и в других странах. Включая страны, которые сегодня воюют.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

Ольга Зорина-3
Ольга Викторовна в редакции газеты "МИГ", 1998 год
Ольга Викторовна (7)

ОВ.З
Ольга Викторовна, 2014 год, Запорожье

На побережье Азовского моря нагрянули «беженцы в серых пиджаках»

«Что у вас с волками, как и в прежние годы – все так же разбойничают?” – поинтересовался я у сведущего человека оказавшись в городе Приморске. И тот ответил с присущим приморцам юмором: “Не поверишь, в некоторых селах они средь бела дня в наглую бродят по улицам и просят у мужиков закурить”.
Я, конечно же, не поверил и решил прояснить ситуацию у председателя Приморской горрайонной организации Украинского общества охотников и рыболовов [УООР] Аркадия Арабаджи.
К моему удивлению, Аркадий Иванович подтвердил: волков в Приморском районе стало заметно больше прежнего. Причем их численность увеличилась за счет... беженцев.
Именно “товарищи в серых пиджаках” [так охотники между собой волков называют] из охваченного войной Донецко-Луганского региона и пополнили клыкастое поголовье хищников, промышляющих на побережье Азовского моря. Результат их промысла, точнее, разбоя, таков [навскидку – то, что сходу вспомнил мой собеседник]:
■ в Вячеславке зарезаны три овцы;
■ в Мариновке – три;
■ в Лозоватке – пять [за два захода];
■ в Инзовке – теленок и две овцы;
■ в Новоалексеевке – коза и овца;
■ в Мануйловке – две козы, овца, теленок;
■ в Елисеевке – три козы;
■ в Елизаветовке – две козы;
■ в Преславе – три козы, две овцы;
■ в Радоловке – две козы и утки;
■ в Зеленовке был произведен набег на уток и гусей.
Это что касается домашней живности. А серопиджачники ведь и дикую животину мимо клыков не пропускают. Зайцев, например, которых аграрии нынче без кормовой базы оставили: к середине августа нынешнего года, по словам Аркадия Ивановича, в Приморском районе процентов на семьдесят были умышленно выжжены камышовые [и не только] балки, где приют и пропитание находили как косые, так и фазаны с куропатками.
– С местными волками пришлые уживаются?
– Запросто! В отличие от человека, волк всегда найдет общий язык с собратом. За место под солнцем у них споры могут возникнуть лишь в случае, если луганско-донецкие решат на зимовку у нас остаться. Тогда более слабой стае придется уступить территорию более сильной.
– Шутка с шастающими по улицам волками, которые, как Шариков из «Собачьего сердца», стреляют у сельчан сигареты, хоть на грамм тянет на правду? Насколько, в смысле, волки народ наглый?
– Рассказываю недавний случай. Восемь наших охотников вышли с легавыми на перепелов. Все восемь, естественно, стреляют – охота же! Что не помешало волку подкрасться к человеку с собакой на десять метров.
– Зачем?
– Чтобы рассчитаться с псом, который испокон века его преследует. Волк никогда не упустит возможности напасть на представителя собачьего семейства, окажись тот в досягаемых пределах. Еще один случай, очень характеризующий волка как умного, находчивого зверя, умеющего извлекать пользу для себя из любых обстоятельств. В Преславе охотники пошли на серых по кукурузе, выстроившись в котел, как мы говорим – глубокой дугой. Вперед вырываются три волка. Двоих тут же удается застрелить. А третий возвращается в кукурузу. И исчезает. Котел проходит до конца поля – нет волка. Начинаем распутывать следы и обнаруживаем: тот залег, вжавшись в землю, через ряд от проходившего мимо него охотника. На расстоянии в один метр и семьдесят сантиметров они уг от друга находились. Потом, когда котел ушел, серый встал, отряхнул пыль с пиджака – и подался по своим делам.
– Везучим, получается, волк оказался.
– Или человек. Кстати, когда мы расплели следы на поле и выяснили, что там произошло, тот охотник, рядом с которым волк притаился в кукурузе, только с четвертого раза сигаретой в рот попал. Волнение его понятно. Сила челюстей у волка, знаете, какая? В городе Токмаке живет один охотник, который ездит на «Ниве» с бампером, сжатым в одном месте так, как сжимают рукой бумажный листок. Волк-подранок таким образом на охотника, догонявшего его на «Ниве», огрызнулся.
Как я и предполагал, за каждого добытого волка охотнику полагается государственное поощрение: премия в сто гривен. Но прежде чем их получить, голову застреленного волка следует отправить в Харьков на генетическую экспертизу – чтобы не возникло ни у кого сомнений, с хищником ты расправился или с соседским шариком, вознамерившись на нем заработать левую сотнягу.
Экспертиза не бесплатная. Заплатить за нее придется 360 гривен. Подсчитайте, на какую сумму раскошелился бы егерь из Приморского района [о нем мне Аркадий Арабаджи рассказал], который, укокошив однажды за сезон 24 волка, решился бы на государственное поощрение за это.
Более шести тысяч государству любимому, возжелавшему отблагодарить удачливого егеря, задолжал бы.
*** В тему
Принято считать, что самые крупные в мире волки – канадские. Вес их может превышать 60 килограммов. А теперь представьте удивление охотников из Приморского района, которые, зная о канадских волках-рекордсменах, застрелили несколько лет назад трех волков весом в 92, 86 и 68 килограммов. Самой легкой в этой троице оказалась волчица. Тем не менее, как уверяют сведущие люди из УООРа, самыми опасными остаются не эти серые гиганты, а полуволки-полусобаки – помесь волков с домашними псами. Они никого не боятся, в том числе и человека.
Владимир ШАК
[Газета МИГ, Запорожье]

Арабаджи (1)
Вот такие волки разбойничают в Приморском районе

Бабий бунт в Мелитопольском районе

В начале августа жительницы мелитопольских сел Вознесенка, Мордвиновка и Константиновка устроили акции протеста, на которых попытались убедить заранее приглашенную прессу, что местное женское население против мобилизации. В один из дней протестующие – в знак несогласия с происходящим в стране, даже перекрыли движение по автотрассе Одесса – Мелитополь – Новоазовск.

Кто не в ладах с арифметикой?
Первой заявила о себе Вознесенка. Там, поспешили уверить своих читателей некоторые СМИ [в первую очередь, российские и пророссийские. Например, такие, как Интернет-портал «Русская весна»], “утром 4 августа на акцию против мобилизации собралось от 300 до 500 человек, то есть, полсела”.
Как далее отметила та же «Русская весна», которую я избрал за эталон лжи в СМИ [дальше станет понятно, почему], “большинство протестующих были женщины, которые отказывались отпускать своих мужей и сыновей на “непонятную” войну. Они недоумевают, на каком основании их родные должны идти защищать Украину “от своих же”. Такой резонанс вызвали повестки, которые пришли по адресам жителей Вознесенки в связи с третьей волной мобилизации”.
Я бы, возможно, принял на веру заявление «весны» [кстати, портал самолично заявляет о себе, что выдает “только проверенную информацию”], если бы не несколько «но», о которых я узнал, уточняя подробности женского протестного движения в Вознесенке.
Во-первых, численность населения села – 5552 человека. Сколько к обнародованной выше цифре [“от 300 до 500 человек”] нужно добавить, чтобы получить “полсела”? Чую, кто-то из нас – я или «Русская весна», не в ладах с арифметикой. К тому же, по уверению очевидцев, в Вознесенке 4 августа протестовать на улицу вышли... несколько десятков, а не сотен, женщин. Некоторые при этом имели при себе заранее заготовленные антивоенные плакаты. Что как бы подчеркивало абсолютно мирный характер акции: мы ж против войны, видите. А вы разве «за»?
Во-вторых, к моменту начала акции, на которую решились недоумевающие [по терминологии «рус весны»] представительницы слабого пола села, ни по одному адресу жителей Вознесенки [вновь обращаюсь к “только проверенной информации”] не была доставлена ни одна повестка “в связи с третьей волной мобилизации”.
Ну и, в третьих, наконец: это кого на многострадальном Востоке моей Украины «Русская весна» называет “своими”? Местных бандитов, уничтожающих наши города и села, убивающих и калечащих наших людей? Или путинских наемников, помогающих бандитам уничтожать, убивать и калечить?
Впрочем, я предупреждал, что «Русская весна» – эталон лжи в СМИ. Поэтому она с удовольствием подхватила, может быть, самой «весной» и организованную «новость» о протестной акции в мелитопольском селе, распространив ее под броским заголовком: “Под Мелитополем женщины перекрыли дорогу, протестуя против мобилизации”.
Ну да, имело место в Вознесенке “перекрытие дороги” местного масштаба: заслон из собственных тел на одной из сельских улиц создали недоумевающие протестантки. А когда, как мне рассказывали, заслон этот попыталась одолеть легковая машина, ее остановили и водителя [женщину, кстати] поколотили.

“Требуем прессу и военкома!”
После Вознесенки волнения охватили [это я свое повествование к стилю «Русской весны» подгоняю] еще одно мелитопольское село – Мордвиновку [осенью 43 года неподалеку от нее наши войска прорвали немецкую линию обороны «Вотан». По этому факту многим запорожцам Мордвиновка и известна: каждую осень возле села можно увидеть яркую реконструкцию событий, связанных с прорывом].
На протест вышло там еще меньше дам, чем в Вознесенке. Некоторые из них из Вознесенки в Мордвиновку и прибыли. Для массовости, как можно догадаться. Маячил возле протестанток и «Мерседес» без номеров. Но когда им заинтересовались внимательные люди, «Мерс» исчез.
Затем «волна протестов» докатилась до самого большого села Украины – Константиновки, насчитывающей аж 12030 душ мужеского [как помечали раньше в переписных бумагах] и женского пола. 7 августа из прожженной солнцем Константиновки, как ранее из Вознесенки и Мордвиновки, последовал звонок в Мелитополь: срочно пришлите в село военкома и прессу.
Это категорическое требование выслать на место прессу меня в первую очередь и смутило, когда я узнал о протестных акциях на Мелитопольщине: если люди, полагал я, желают что-то выяснить для себя – например, детали мобилизации, они это выясняют у специалистов. Если же – как в нашем случае, вызывается в категорическом тоне пресса, значит, дело попахивает провокацией: мы, мол, вам картинку предъявим, а вы по всему миру разнесите, как возмущены происходящим сегодня в Украине наши милые дамы – хранительницы семейного очага.
О чем говорили на сходке в Константиновке эти самые хранительницы [из трех сел, в которых проживает около восемнадцати тысяч человек, их там собралось до двухсот]? Ни о чем. Клянусь! Загляните, если не доверяете мне, на ютуб – там несколько видеосюжетов о происходившем в Константиновке выложено. Вот, к примеру, стоит перед военкоматовским сотрудником миловидная дама и втолковывает ему, что она ему... не верит. Минуту втолковывает, вторую. Военкоматовец слушает, не перебивая, а дама все говорит-говорит: “Ну вот не верю я вам и все... вроде бы, вы мне ничего плохого не сделали, но я вам не верю. Сердце мое вам не доверяет. А женское сердце не обманешь”.
Ну бред. Откровенный бред! И его фиксируют видеокамеры, его тиражируют издания-провокаторы с присовокуплением явных домыслов. Как это сделала все та же «Русская весна»: “После разрозненных протестов жители сел Вознесенка, Мордвиновка и Константиновка объединились и 7 августа перекрыли трассу Одесса – Мелитополь – Новоазовск... Лишь ближе к вечеру милиция смогла частью уговорить и частью оттеснить протестующих”.
Опять ложь! Во всех трех селах, как мне рассказали очевидцы, протестующие исчезали через пару часов после выхода на улицу. Сами собой исчезали. Безо всяких уговоров.
А чего под солнцем париться? Картинка-то снята, протест запечатлен…
И последняя запомнившаяся мне деталь из видеосюжета, сделанного в Константиновке: к перекрывшим трассу дамам подходит водила, что-то пытается им объяснить, а, поняв, что его слова никто не воспринимает, обращаясь к военкоматовцам, бросает в сердцах: “Да перестреляйте их на х..!” И уходит. Такие вот эмоции…
Хватил, конечно: стрелять не надо, но и доверять протестанткам тоже, видимо, не стоит. Ведь, как уточнил глава Мелитопольской райгосадминистрации Александр Мордик, подавляющее большинство из принимавших участие в протестных акциях никакого отношения к мобилизации не имеют: их она вообще не затрагивает.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

40433831
Лживая Русская весна

43770213
Бабий бунт выглядит так

Закроет ли ЕС Запорожскую АЭС?

Город Энергодар, расположенный на левом берегу Каховского водохранилища, который считается неофициальной столицей Укрианы [в нем вырабатывается около четверти производимой в стране электроэнергии] известне далеко за пределами Запорожской обалсти. В первую очередь тем, что в нем находится крупнейшая в Европе [и одна из крупнейших в мире] атомная элетростанция. А еще Энергодар можно смело назвать городом котрастов – если вспомнить знаменитую «Бриллиантовую руку» режиссера Леонида Гайдая, городом патриотов и… предателей.
2014-07-18 11.43.38
Энергодар, центр
2014-07-18 13.39.11
Энергодар, залив Каховского моря
2014-07-18 12.39.51
Энергодар, памятник чернобыльцам
Мэрия Эн-2
Энергодар, мэрия
23
Энергодар, парк Победы

Инициатива «Энергодар-SOS»
Цель этой общественной организации – оказание помощи переселенцам из Донецкой и Луганской областей, а также из Крыма. По информации пресс-службы Энергодарской мэрии, к 22 июля в городе было зарегистрировано 234 вынужденных переселенца. Только за одну неделю из зоны АТО в Энергодар прибыло 46 человек. Большинство из них – те, главным образом, кто приехал в город по чьему-нибудь совету, конечно же, нуждались в жилье. Кроме официальных городских служб, его теперь переселенцам помогают подбирать волонтеры из организации «Энергодар-SOS», формирующие специальную базу данных. Она пополняется как запросами беженцев, так и предложениями добросердечных энергодарцев, откликающихся на просьбу волонтеров “оказать помощь людям, на месте которых мог бы оказаться любой из нас”.
А в специально оборудованной возле местного супермаркета «Сільпо» палатке добровольцы-волонтеры ведут прием продуктов и вещей для наших бойцов, истребляющих на Донбассе русско-нерусское сволочье, которое под бредовую болтовню о какой-то «Русской весне» замахнулось на нашу независимость.

“Мы хотим жить в Украине”
По рассказу беженки из Донецка Надежды, приехавшей в Энергодар с мамой, четырехлетним сынишкой и гражданским супругом [который чуть ли не на следующий день нашел себе работу], в ее родном городе жить уже невмоготу.
– Стрельба, – говорит Надежда, – давно у нас стала нормой. И вооруженные люди на улицах – тоже. Как они себя ведут? По-разному. Мимо меня просто проходили, не приставая. А уже из Энергодара когда я позвонила знакомым, услышала следующее: в центральный парк Донецка [он называется парком Щербакова] забрели они пьяной компанией и стали стрелять по деревьям. Затем, добравшись до лодочной станции, пустили в ход гранаты.
– Ваши мужчины изъявляют желание воевать с ними?
– Изъявляют! С моей бывшей работы несколько сотрудников ушли добровольцами на фронт. Это то, что я знаю.
– В Энергодар как вы попали? По совету?
– Да, по совету знакомых. Между прочим, из Донецка люди если уезжают, то никак не в Россию. Мы хотим жить здесь, в Украине.

“Такие земляки нам не нужны!”
Буквально накануне командировки в украинскую энергостолицу я выудил из Интернета данные об энергодарцах, пребывающих сегодня на Донбассе – в зоне АТО. Информация о них [по крайней мере, на том ресурсе, с которого я ее снял] озаглавлена была так: “Запомните в лицо предателей”.
Их девятеро. Все они – жители Энергодара. Все они воюют на стороне русско-нерусского сволочья, о котором я уже говорил. Один из них – Остап Черный, даже возглавляет НКВД не существующей республики Лугандонии, прости Господи, за это слово, точно отражающее суть происходящего в оккупированном бандитами Луганске и его окрестностях.
Оказывается, с главарем энкавэдэшников военного преступника Валерия Болотова, выдающего себя за губернатора мифической «ЛНР», встречалась, попав в плен, журналистка «Громадського» Настя Станко. “Не нужно думать, –
заявила она после освобождения, – что все воюющие в «ЛНР» из России. Там есть и наши. Например, руководитель Болотовского НКВД Остап Черный родом из Энергодара, он мне лично паспорт показывал. Раньше он работал на атомной станции, а потом бросил все и поехал воевать. Когда я его впервые увидела, то очень боялась, что он меня своим прикладом по голове ударит, но, к счастью, все обошлось”.
По словам Насти, Остап уверял, что его цель – дойти до Новороссии. В Луганске же его знают как главного мародера. “Желаю Остапу, – подытожила свой рассказа журналистка «Громадського», – уверенно дойти до трибунала”.
Оказывается, информация об энергодарских предателях была обнародована и на некоторых энергодарских сайтах. Вот какие комментарии под ней оставили горожане [цитирую без правок]:
“лучше твари не возвращайтесь”;
“нет у вас больше дома лишь могила вас исправит”;
“Такие земляки нам не нужны! Правильно сделали, что уехали, меньше тут воду коломутить будут”;
“казлы”;
“в городе появитесь рыло набью, мало не покажется”.
А вот что по поводу «казлов» и «тварей» сообщил на недавней пресс-конференции начальник Энергодарского горотдела милиции Андрей Петренчук: “За каждым из этих молодых людей ведется наблюдение, их перемещение отслеживается, и если кто-либо из них вернется в Энергодар, то сразу же будет задержан и понесет наказание”.
списки
Списки "казлов"

Атомный спецназовец в одиночку справится с десятком террористов
Общаясь в Энергодаре со сведущими людьми, я осторожно поинтересовался: а если [не приведи, Господи, конечно] террористы нагрянут на местную, являющуюся крупнейшей в Европе, атомную станцию, кто им противостоять будет? Найдутся бойцы? Ведь, насколько мне было известно, специальная воинская часть, прикрывавшая ЗАЭС, давно расформирована [место, где она находилась, к слову, по-прежнему отчетливо различимо даже из космоса].
Очень даже найдутся защитники, был дан мне ответ. Атомную станцию, кроме привычных нам охранников, стережет... атомный спецназ. Если хотите – особо подготовленные бойцы особой воинской части, каждый из которых запросто справится с десятком террористов.
И не их, сволочей этих террористических, Энергодар опасается, добавил кто-то из сведущих горожан. Энергодарцев возможное вступление Украины в Евросоюз больше пугает.
“Вот те раз, почему?” – удивился я.
Если Европа по каким-то соображениям потребует закрытия нашей атомной станции, как это было, например, с литовской [Ингалинской] станцией, будет вам, объяснили мне, и раз, и два. Раз – экономический крах Энергодара, два – вызванный им взрыв недовольства в городе.

Звезда-2
Здесь находилась часть ПВО, прикрывавшая Запорожскую атомную (фото из космоса)
2014-07-18 12.57.20
Запорожская АЭС

Компетентно
Прокомментировать ситуацию согласился помощник генерального директора Запорожской АЭС Олег Ошека:
– Слухи о закрытии Запорожской атомной станции в случае ратификации договора об ассоциации с Евросоюзом или, в перспективе, вступления в ЕС, абсолютно не соответствуют действительности, – сказал Олег Николаевич. – Закрытия станции или приостановки ее работы международное сообщество может требовать только в том случае, если ее блоки не соответствуют требованиям безопасности. Наша станция, как и НАЭК «Энергоатом» в целом, входит во все международные организации. Наши блоки ВВЭР, которые проверяются и МАГАТЭ, и другими международными контролирующими организациями, никаких претензий не вызывают. Такие же блоки работают во Франции [где 80 процентов электроэнергии вырабатывается на атомных станциях, и там около 50 таких же энергоблоков], Венгрии, Чехии, Болгарии, Финляндии, – работают нормально и в безо-пасном режиме. Единственное, чем я могу отчасти объяснить появление слухов, это то, что когда Литва вошла в Евросоюз, там была закрыта Ингалинская атомная станция. Но дело в том, что на ней стояли реакторы РБМК – такие же, как в Чернобыле, и Брюссель посчитал, что их эксплуатация может нанести большой ущерб экологии. На нашей же станции, повторю, как и на остальных действующих в Украине, стоят реакторы ВВЭР, которые успешно эксплуатируются и в Европе. Так что оснований для тревоги о будущем ЗАЭС нет. Речь скорее нужно вести не о закрытии станции, а о ее развитии и строительстве новых энергоблоков.

В тему
Сегодня в мире 195 атомных станций в 32-х странах мира на всех континентах Земли [в том числе – в 18-ти странах Европы]. И, несмотря на все требования «зеленых», мир понимает, что пока альтернативы атомной энергетике нет.
В таком случае, откуда в замечательном украинском городе энергетиков совершенно напрасные, как оказалось, опасения насчет будущего своей кормилицы-станции? Ларчик открывается просто: дело в массированной кремлевской пропаганде, которой «забиты» соответствующие российские сайты. Но атомщики, конечно же, люди продвинутые и умеют отличать правду от лжи. И все же: если такие настроения в Энергодаре есть, значит это кому-то нужно?
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

***Энергодар - мирный город, но...[видео автора]:

Краматорск после оккупации

На въезде в Донецкую область, крупным городом которой как раз и является Краматорск, я обратил внимание на автобусную остановку с привычным для сегодняшнего дня шестибуквием: ПТН ПНХ.
Что зашифрованное под этим шестибуквием послание [точнее, посылание] адресовано президенту соседней, категорически не дружественной к нам, агрессивной державы, пожалуй, уже не нужно объяснять даже школяру.
И что этот президент-агрессор [и неудачник по жизни, от которого, как сообщала пресса, не так давно ушла жена], был инициатором государственного переворота в Донецкой и Луганской областях – тоже.
Чем сегодня живут освобожденные от путинских оккупантов города Востока Украины и решили выяснить журналисты газеты «МИГ». А заодно и навестить милиционеров из запорожского добровольческого отряда [под началом полковника милиции Андрея Долинного], направленных в Краматорск и Славянск – сразу после освобождения этих городов, для поддержания там общественного порядка. И защиты местных жителей, естественно. Города ведь по-прежнему остаются в прифронтовой полосе и никто не может дать гарантии, что выбитые из них бандиты не вернутся вновь, чтобы попытаться восстановить свои бандитские порядки. А что они были в полном смысле слова бандитскими, я расскажу чуть позже.
Наши ребята, кстати, несут также службу на одном из блокпостов на въезде в Краматорск. Так что именно земляки-запорожцы были первыми, кого мы встретили в городе, название которого обозначает – по одной из версий, разумеется, изгиб реки Тор [Крама Торская].
30970716

Краматорск обстреливали только сепаратисты
Чтобы нас в городе долго не искали бойцы из отряда полковника Андрея Долинного, которые по его распоряжению должны были сопровождать миговцев в Краматорске, наипервейшую остановку мы сделали [если не считать паруминутной задержки на блокпосту] наискосок от горсовета. Прямо перед нами лежала центральная городская площадь. С памятником Ленину, естественно. Между прочим, после освобождения города от путинских оккупантов-сепаратистов [гори до скончания века земля у них под ногами!], памятник Ленину на главной площади Краматорска уцелел только благодаря бойцам Национальной гвардии: они не позволили свергнуть Ильича настроенным на решительные действия горожанам. Не следует, объяснили гвардейцы, принимать сгоряча решение о судьбе вождя: решение такое будет однозначно незаконным. Сами краматорцы говорили, что гвардейцы тогда ввели в ступор местных сторонников сепаратистов: те ведь ожидали, что именно силовики и будут сносить «их Ленина».
Осматривая расположившийся у кромки площади элегантный пятиэтажный дом с башенкой, один из балконов которого был снесен, как я понял, орудийным снарядом, я обнаружил мемориальную доску на парадной, - выходящей на площадь, стене дома. Здесь, мол, с 1970 по 1989 год проживал полный кавалер ордена Славы Кременчугский Владимир Григорьевич. Пока к нам едут бойцы полковника Долинного, я коротко расскажу, в честь кого на раненом доме установлена мемориальная доска.
В честь запорожца! Уроженец города Токмака [это, пожалуй, самый серединный, если можно так выразиться город Запорожской области – в центре области находится] Владимир Кременчугский на фронт ушел в шестнадцать лет в ноябре 1941-го, приписав себе недостающие для мобилизации два года. Воевал в воздушно-десантных войсках, принимал участие в высадке морского десанта, войну закончил командиром отделения армейской разведки. К девятнадцати годам был трижды ранен и трижды награжден – орденами Отечественной войны и Славы третьей и второй степеней. В мае 1946 года, когда вчерашний разведчик отметил свой 21-й день рождения, вышел указ о награждении его - за фронтовые заслуги, естественно, орденом Славы первой степени. В послевоенные годы Владимир Григорьевич закончил в Славянске мехтехникум и до выхода на пенсию работал в Краматорске на местном машзаводе.
Как бы мой тезка и полный кавалер самой почетной солдатской награды отреагировал на происходившее в его городе? Думаю, крайне негативно. Бил бы сепаратистов точно так же, как когда-то бил фашистов.
К слову заметить, дом Владимира Григорьевича не разрушился потому, что был надежно построен – из кирпича. Будь он, заметили мне знающие люди, панельным, до первого этажа сложился бы от угодившего в него артснаряда. И еще одно важное замечание. Со временем жители Краматорска разобрались, кто обстреливает жилые кварталы города: сепаратисты, а не украинские военные.

Вся информация тщательно проверяется
– Когда мы появились в городе, – рассказывает командир взвода специальной роты милиции Запорожского милицейского главка Николай Кульчитский, – он был почти пустым. За полдня, скажем, можно было на его улицах увидеть только одну машину. Сейчас людей намного больше – они стали массово возвращаться. Это особенно заметно на блокпосту.
– Как к вам краматорцы относятся?
– Очень доброжелательно и уважительно. Особенно, когда узнают, что мы запорожцы. Своих милиционеров игнорируют – потому что не верят им, а к нам подходят и делятся важной, по их мнению, информацией. Конечно же, мы ее проверяем. Тщательнейшим образом!
По секрету мне рассказывали, что местный народ из всех спецназовцев [а из Запорожья в Краматорск и Славянск приехали только спецназовцы] выделяет бывших беркутовцев. Как раз таких, как капитан милиции Николай Кульчитский, который со своим коллегой из спецподразделения «Грифон» капитаном милиции Олегом Судорженко и сопровождал нас по Краматорску.
Что мы узнали от горожан и наших провожатых? Спешу поделиться.
Оказывается, кроме местных, беспорядок в городе помогали чинить кубанские казаки. Их аж триста душ было. Захватив офис в центре города, они устроили в нем свою базу, окружив ее окопами, которые, для надежности, были перекрыты бетонными плитами. Для рытья окопов привлекали местных жителей. Суть привлечения этого заключалось в следующем: например, кому-то из кубанцев понравилась машина кого-то из местных. Если на добровольное предложение расстаться с ней хозяин не соглашался, его били и забирали в рабство – на рытье окопов. Или на другие тяжелые работы. И такие случаи [не обязательно связанные с машиной] попадания в рабство были массовыми, как и случаи захвата [отжатия] фирм и имущества краматорцев.
И это происходило не только в Краматорске. В Славянске была аналогичная картина.
В боевых действиях казаки-кубанцы, если вернуться [чтоб они пропали], вновь к ним, участия не принимали. В основном жарили баранину, пили водку и горланили свои казачьи песни. Базу свою бросили, как только к Краматорску подошли украинские войска. После них на базе осталось множество ящиков из-под мин и патронов. Кубанцы, похоже, обеспечивали боеприпасами бандитов-сепаратистов, которые и обстреливали Краматорск. Найден был на казацкой базе и цинковый ящик из-под патронов для крупнокалиберной снайперской винтовки [калибра 12,7 мм]. Такие винтовки находятся на вооружении только у российской армии. Силу пробивную выпущенная из этой винтовки пуля имеет невероятную. Не просто любой бронежилет – стену бетонную пробивает…

Огневая позиция – на крыше многоэтажного дома
Теперь что касается минометов. Часть их сепаратисты устанавливали в детских садах, среди жилых домов, на территории церквей и кладбищ. Затем производили несколько выстрелов по позициям украинских войск, грузили минометы и увозили их. А потом, оборудовав позицию в другом микрорайоне города – возле школы, допустим, били туда, откуда только что уехали. И объявляли, что по городу ведут минометный огонь украинские военные. Кстати, в Славянске нам показывали дом, который пробил артснаряд, выпущенный из города, где как раз и находились сепаратисты, а не из-за его околиц, к которым только-только подходили наши гвардейцы. Это очевидно даже неспециалисту.
Но и это еще не все. Минометные позиции бандиты умудрялись оборудовать даже... на крышах многоэтажных домов. Оттуда же, с крыш многоэтажек, снайперы и вели огонь из своих всепробивающих винтовок.
“Обо всем Краматорске не скажу, но то, что в соседнем с нашим двором реактивная установка «Град» вела огонь по городу, сам видел, – сообщил нам один из местных жителей. – А чтобы украинские бойцы по городу орудийный огонь открывали, такого не наблюдал за все дни оккупации Краматорска”.
Ну, а в целом если говорить, то в первую очередь я бы отметил вот что: Краматорск и Славянск таки оживают, возвращаются к мирной жизни после долгой оккупации. Люди, и это главное, все чаще улыбаются: друг другу, приезжим, своим освободителям, наконец. И защитникам, в числе которых – запорожские спецназовцы.
Удачи вам, ребята!
ПТН ПНХ!
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

25800977
Блокпост на въезде в Краматорск: "Пусть только сунутся, твари!"

Больше фото здесь:
http://zurnalist.ucoz.ua/publ/na_raznye_temy/kramatorsk_posle_okkupacii/6-1-0-315
и здесь:
https://plus.google.com/photos/115801225730548080364/albums/6050540230997532097

Хозяева Каменной балки

Однажды я уже рассказывал о мастере восточных единоборств из города Пологи Викторе Васильеве, который, оставив городскую квартиру, переселился в... землянку, собственноручно вырытую на склоне оврага за околицей села Конские Раздоры [из-за обилия скальных выступов местность та издавна называется Каменной балкой].
Через пять, если не ошибаюсь лет, мы с фотокорреспондентом Сергеем Томко решили вновь навестить пологовского отшельника [пятилетней давности материал здесь: http://vladimir-shak.livejournal.com/23814.html].

Виктор гостям искренне обрадовался. И с удовольствием рассказал, что у него изменилось в жизни.
Во-первых, в город он так и не вернулся: решил навсегда остаться на земле. По его убеждению, человек без земли – не человек. Только земля дает ему силы и делает свободным.
Во-вторых, земли собственной сегодня у Виктора много – около десяти гектаров. И фундук он теперь выращивает, и кизил, и гранат, и инжир, и хурму. При умелом подходе к делу все, оказывается, у нас растет. Это если не считать малины, смородины, клубники и ореха, под которые тоже теперь места хватает. Как и под овощи.
В-третьих, хозяин Каменной балки обзавелся пчелами. И уже имеет свой, пахнущий утренней степью, мед.
Ну, а самое главное, в личной жизни Виктора произошли разительные изменения: встретив свою Викторию, он, наконец-то, перестал быть отшельником.
Виктория – киевлянка, художник-дизайнер по профессии. По характеру она такой же, как и Виктор, открытый и бесхитростный человек. В землю влюблена, как и ее избранник. Ни на какие города больше не променяет конско-раздорскую Каменную балку, где они с Виктором теперь полноправные хозяева.
“Подобное притягивается к подобному”, – философски заметил Виктор, объясняя, почему его выбор пал именно на Викторию. Кстати, дочь Виктора от первого брака тоже пожила какое-то время в Каменной балке, о чем впечатления, наверное, останутся у нее на всю жизнь. Теперь она в Китае. Осваивает китайский язык, который ей показался не очень сложным. С Пологами связь поддерживает через Интернет.
А что землянка на склоне оврага, сохранилась ли она? Сохранилась! Выдержала испытание временем. А в ближайшем будущем, как планируют Виктор и Виктория, рядом с ней появится настоящий казацкий зимовник. С саманным домом, просторным погребом для хранения провианта и летней кухней, художественной и гончарной мастерскими, кузнецей и зимним садом.
– Вам не бывает тут тоскливо – зимой, скажем? Когда рано темнеет, когда снег заметает подъезды к вашей балке, – полюбопытствовали мы у Виктории, пока Виктор недолго отлучился по хозяйским делам.
– Не бывает, – улыбнувшись, ответила наша собеседница. – Потому что мы не делаем ничего такого, от чего бы нам было тоскливо.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

28105928
27411001
Виктор и Виктория

26512442
Конско-Раздорские просторы

Фото Сергея ТОМКО

Ушел от людей, чтобы обрести себя

Вполне благополучный человек, мастер восточных единоборств из Полог Виктор Васильев, оставив квартиру в городе, переселился в… землянку, собственноручно вырытую в склоне оврага за околицей села Конские Раздоры.

Жилище Виктора Анатольевича не могло не привлечь мое внимание: даже со стороны было заметно, что хозяин его – мужик старательный и трудолюбивый. Постой свой он оборудовал на совесть и, я бы даже сказал, с любовью. А по классному, явно не дешевому велику у входа в землянку мне стало понятно, что за самой дальней околицей Конских Раздоров, по соседству с Конкой-рекой, поселился не бомж какой-нибудь горемычный, а достаточно уверенно стоящий на ногах человек.
– Хозяин! – зову, подойдя поближе к землянке и заглядывая в подслеповатое окошко.
На мой призыв из узкой двери выходит мужчина лет под сорок пять. Не почувствовав настороженности в его взгляде, предлагаю пообщаться. Уж больно, говорю, заинтересовало ваше жилище. Он безо всяких отговорок соглашается.
Внутри землянки чисто и тепло. Оглядываясь по сторонам, не замечаю в уютной комнатке, отрытой в склоне оврага, ничего лишнего. Минимумом вещей обходится, догадываюсь, конско-раздорский землянковладелец. А вот на единственную книгу в землянке, где, кроме хозяина, обитают два взрослых кота и кроха котенок, постоянно тулящийся к еще не остывшей печи, обращаю внимание. И по обложке понимаю, что это Библия.
От предложенного чая вежливо отказываюсь – чтобы не долго рассиживаться. Ну, а краюху свежеиспеченного хлеба, испросив разрешение, захватываю с собой. Угощусь, дескать, позже. Больно соблазнительно выглядит, с поджаристой корочкой.
Свой странный поступок [уход от людей] Виктор Анатольевич, оказавшийся мастером восточных единоборств[!] и… бывшим рыночным торговцем, объяснил просто:
– Это вы в странном мире остаетесь. А я вернулся в мир настоящий.
– К природе поближе?
– Можно и так сказать. А точнее – к самому себе.
– Идея такая давно у вас возникла?
– В общем-то, она всегда жила в душе. Я же, кстати, из этих мест. Все мне тут знакомо и близко. И овраг, и степь, и Конка. И кусочек земли всегда оставался здесь за нашей семьей. Так что я не в чистое поле ушел.
– А почему же только сейчас надумали осуществить мечту – обрести, наконец, себя?
– Время, значит, пришло!
“Время собирать камни”, – почему-то всплыла у меня в сознании старая библейская истина. Но вслух я произнес другое:
– Землянку долго обустраивали?
– За три недели управился. А потом и родник расчистил поблизости. Отличная вода в нем!
– И зимовать тут намерены?
– Я же совсем сюда переселился, навсегда. В город только пару раз в неделю выезжаю – секцию рукопашного боя там веду. Какой-никакой, а источник дохода.
– На велосипеде выезжаете?
– Час с небольшим дорога занимает туда и столько же, если ветер не встречный, обратно.
– А с продуктами как?
– Все свое скоро будет.
– Землю собираетесь обрабатывать?
– А как же! Лекарственные растения планирую выращивать. Это кроме овощей.
– Через год можно к вам заглянуть, чтобы посмотреть, как вы тут устроитесь?
– Пожалуйста!

…Хлебушек, выпеченный в простенькой печурке в землянке на склоне оврага, оказался вкусным необыкновенно. С едва уловимым запахом осенней степи. Или свободы.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

22375611
Одинокая землянка за селом Конские Раздоры

99990182
Хозяин землянки Виктор Васильев