Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Самое памятное село Украины: а Сталина-то никто не отменял!

В Михайловском районе, который относится к центральным [и хлебным!] районам Запорожской области, есть небольшое село Возрождение. Село, вроде бы, как село. Таких много не только на Запорожье, но и во всей матушке Украине. Но вот таких памятников, как в Возрождении, больше, пожалуй не сыщешь нигде. Поэтому я и назвал его памятным - по обилию памятников. Самым колоритным среди которых является... лично тов. Сталин!

2014-11-05 12.36.20

2014-11-05 12.32.57
Ильич - это, конечно, само собой.

А тут он поближе:
2014-11-05 12.30.09

2014-11-05 12.30.28

Эту композицию я назвал "Девочка и пулемет":
2014-11-05 12.31.44

2014-11-05 12.31.53

2014-11-05 12.32.10

2014-11-05 12.32.22

А это - аллея вождей, открывает которую сам тов. Сталин в парадном, но изрядно поизносившемся мундире [вождь на всякий случай взят под охрану истребителем МиГ]:
2014-11-05 12.35.28

2014-11-05 12.35.44

2014-11-05 12.35.55

2014-11-05 12.36.08

2014-11-05 12.36.20

2014-11-05 12.36.41

2014-11-05 12.37.02
Еще один Ильич

2014-11-05 12.37.27
Он же

2014-11-05 12.37.19
И еще один

2014-11-05 12.37.42
Ряд Ильичей

2014-11-05 12.38.07
Некогда всесильный Андрей Жданов [при Сталине за идеологию отвечал]

Совершенно износившийся Яков Свердлов с протянутой рукой жутковатое впечатление производит:
2014-11-05 12.39.18

2014-11-05 12.39.28

2014-11-05 12.39.37

2014-11-05 12.40.01

2014-11-05 12.40.17

2014-11-05 12.40.27

2014-11-05 12.41.27

Буревестник революции Макс Горький:
2014-11-05 12.40.47

2014-11-05 12.40.56

2014-11-05 12.41.06

Фронтовая трудяга - знаменитая полуторка:
2014-11-05 12.38.29

2014-11-05 12.38.40

Сад корней [в Токмакском районе Запорожской области]

Как известно, предалекая от нас - сугубо географически - Япония славится садами камней. Более же близкие к нам - опять же, географически - места тоже, оказывается, имеют что предложить для обозрения любопытному страннику. Сад корней, например, отыскали журналисты газеты "МИГ" в Токмакском районе Запорожской области, где когда-то, очень-очень давно [в 1103 году аж], объединенное войско русичей во главе с киевским князем Владимиром Мономахом наголову разбило половецкую орду, а в более близкие к нам времена [осенью 1943 года] советские войска сокрушили считавшуюся абсолютно неприступной немецкую линию обороны "Вотан".
Ну а дальше - без комментариев:

Сад корней в Токмаке (2)

Сад корней в Токмаке (3)

Сад корней в Токмаке (4)

Сад корней в Токмаке (5)

Сад корней в Токмаке (6)

Сад корней в Токмаке (7)

Сад корней в Токмаке (8)

Сад корней в Токмаке (9)

Сад корней в Токмаке (10)

Сад корней в Токмаке (11)

Сад корней в Токмаке (12)

Сад корней в Токмаке (13)

Сад корней в Токмаке (14)

Сад корней в Токмаке (15)

Сад корней в Токмаке (16)

Сад корней в Токмаке (17)

Сад корней в Токмаке (18)

Корешки (3)

«Являлся участником военной заговорщической организации»

Через пять дней после начала Великой Отечественной войны по надуманному обвинению был арестован уроженец Запорожской области, Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Иван Проскуров. После изнурительных допросов и очных ставок – по личному предписанию наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии, не признавшего себя виновным 34-летнего Героя-генерала расстреляли под Куйбышевом. А в Запорожье буквально за несколько дней до этого немцы расстреляли отца генерала – Иосифа Проскурова. За то, что его сын – генерал Красной Армии.
Полностью реабилитировали запорожца [на основании постановления Генерального прокурора СССР и Главной военной прокуратуры Союза ССР] 11 мая 1954 года – за отсутствием в его действиях состава преступления.
По сути, о первом украинце, удостоенном звания Героя Советского Союза [Ивану Проскурову, кстати, выдали геройскую звезду под номером 33], написано не очень много. При этом во всех публикациях повторяются наиболее значимые факты из биографии этого незаурядного человека, который за два предвоенных года из простого летчика в чине старшего лейтенанта стремительно взлетел по карьерной лестнице, став генералом и заместителем наркома обороны СССР.
Кое-что из уже обнародованного и я повторю, дополнив свой рассказ некоторыми архивными данными.
проск-2
Иван Проскуров

Начало карьеры
Родился Иван Проскуров 18 февраля 1907 года в селе Малая Токмачка Ореховского района Запорожской области. После переезда семьи в Запорожье – на Верхнюю Хортицу, был занят на литейном производстве, затем какое-то время исполнял обязанности председателя совета профсоюзов Хортицкого района и, вроде бы, посещал занятия в Запорожском железнодорожном училище [отец Ивана был железнодорожником]. На Верхней Хортице же будущий генерал авиации встретил девушку, ставшую его женой - Александру. А 1931 году, будучи студентом Харьковского института механизации и электрификации сельского хозяйства, Иван, наконец, круто меняет свою жизнь: по направлению комсомола уезжает в Сталинградскую летную школу, после окончания которой зачисляется летчиком-инструктором в Военно-воздушную академию имени Жуковского.
С декабря 1934 года командует отрядом тяжелых бомбардировщиков Московского военного округа. В следующем году военный летчик Иван Проскуров устанавливает на международном слете авиаторов в Румынии рекорд по скоростному набору высоты, а в августе 1936-го совершает сверхдальний перелет из Москвы в Хабаровск, доставив на край света [в буквальном смысле] специалистов и запчасти для ремонта, совершившего там же – на краю света, вынужденную посадку самолета «Ант-25» Валерия Чкалова [любимец Сталина летел на Дальний Восток вдоль берегов Северного и Тихого океа-нов]. Приказом наркома обороны СССР Клима Ворошилова “за отличное выполнение полета – расстояние в 6860 километров преодолено за 29 часов 47 минут, на сутки ранее назначенного мною срока”, старшему лейтенанту Ивану Проскурову были пожалованы именные золотые часы.

В представление к награждению Сталин собственноручно вписал слово “майор”
С октября 1936 года запорожец воюет в Испании – в 1-й интернациональной бомбардировочной эскадрилье «Испания». А 21 июня 1937 года все тот же Клим Ворошилов подписывает представление о присвоении Ивану Проскурову звания Героя Советского Союза. Вот это представление: “Ст. лейтенант Проскуров Иван Иосифович, командир отряда 89-й тяжелобомбардировочной авиационной эскадрильи. В Испании – командир эскадрильи СБ [скоростных бомбардировщиков, – авт.]. Налеты бомбардировщиков республиканской авиации на аэродромы, станции и склады, другие объекты противника производились без прикрытия истребителями и в большинстве случаев сопровождались самостоятельными воздушными боями, которые самолетам СБ приходилось вести с истребителями противника. В этих трудных условиях т. Проскуров выполнил 46 боевых полетов продолжительностью свыше 120 часов, из коих большинство по объектам [целям], расположенным в глубоком тылу противника и защищенным зенитной артиллерией и истребительной авиацией. Этими налетами противнику были нанесены громадные потери на его аэродромах: сожжены и разбиты десятки самолетов, на железнодорожных путях и станциях уничтожены многие воинские эшелоны, а на фронте выводилась из строя и деморализовывалась живая сила мятежников. Во всех этих многочисленных боевых операциях т. Проскуров обнаруживал исключительное мужество, спокойствие и выдержку. Его самолет не раз оказывался пробитым осколками снарядов зенитной артиллерии и пулями истребителей. Тов. Проскуров пользуется заслуженной репутацией исключительно смелого, хладнокровного и храброго бойца и командира”.
Согласившись, что вернувшийся из Испании летчик достоин звания Героя Советского Союза, Сталин самолично зачеркнул в представлении звание “ст. лейтенант” и вписал слово “майор”. Геройское звание майору Про-скурову присвоили 27 июня 1937 года, а после учреждения медали «Золотая Звезда» как особого знака отличия для Героев Советского Союза ему, первому украинцу, ставшему Героем Советского Союза, вручили звезду №33.
И запорожец пошел вгору: 16 июля 1937 года он получает назначение на должность командира 54-й авиабригады Киевского военного округа, через несколько месяцев становится полковником, а в декабре 37-го его избирают депутатом Верховного Совета СССР. В следующем году Иван – уже комбриг и командир 2-й авиационной армии особого назначения. 9 февраля 1939 года Герою присвоено звание комдив, а 14 апреля он назначается начальником разведывательного управления Красной Армии [всю советскую военную разведку возглавил выходец из запорожской сельской глубинки] и заместителем наркома обороны СССР.
В авиацию [уже в чине генерал-лейтенанта] Иван Иосифович вернется в сентябре 1940 года – на должность командующего ВВС Дальневосточного фронта. А в январе 41-го станет заместителем начальника главного управления ВВС Красной Армии по дальнебомбардировочной авиации.
Весной 1941 года под его началом была проведена проверка авиационной бригады, расквартированной в Запорожье. Командир бригады уверенно доложил о готовности подразделения выполнить любое боевое задание днем и ночью, при любых погодных условиях. В полночь генерал Проскуров поднял бригаду по тревоге, поставив ей задачу произвести учебное бомбометание одной эскадрильей по полигону. При возвращении с задания летчики пренебрегли высотой: три экипажа, пролетая над Донбассом, врезались в терриконы.
Началось следствие, которое в конечном итоге показало полную невиновность дальнебомбардировочного генерала в случившемся.
Тем не менее...
проск-3
Иван Проскуров

Виновен… во всем!
2 июня 1941 года, вынужденно оставаясь не у дел, генерал пишет Сталину, который, кстати, лично распорядился превлечь его к суду [сохранился автограф вождя]: «Родной товарищ Сталин.
Не в силах больше выносить вынужденное безделье, продолжающееся вот уже два месяца, особенно в свете изложенных в передовой «Правды» от 31 мая, требований к большевику — набрался смелости обратиться к Вам.
Приказом МКО меня сняли с работы и предали суду за преступное распоряжение, повлекшее за собой гибель людей и самолетов. Следствие и суд располагали неопровержимыми документами и десятками свидетельских показаний о том, что:
Погода соответствовала требованиям полетной службы ВВС по уровню подготовки, посланных в полет экипажей (есть протокол экспертизы).
Никаких преступных распоряжений и действий с моей стороны не было, а что гибель людей и самолетов произошла по причине вопиющей недисциплинированности двух ведущих командиров.
Решением суда мне объявлено общественное порицание, и я принял его, как должное, т. к. при любых условиях, я безусловно несу ответственность за действия своих подчиненных. Так закончилось судебное дело. Прошло уже три недели после суда, а всего около двух месяцев, как я бездельничаю. Все вокруг кипит. В народном хозяйстве и в Красной Армии идет напряженная работа, а я здоровый, полный сил человек, бездельничаю. К тому же, в прошлом году я пережил такой же трех месячный период испытаний, за что Вы меня ругали.
За что все это? Клянусь Вам, родной товарищ Сталин, что нет и не будет у меня других мыслей и целей, как неустанная работа на дело укрепления нашей Родины, все свои силы и способности отдавал и отдам нашей партии и народу. Неужели я виновен в том, что все время пребывая в партии и Красной Армии, на порученных мне участках работы дерзал, требовал и добивался лучших результатов работы, а уровень подготовки дальней авиации и стоящие перед ней задачи, требовали решительных мер. Именно это и заставляло меня подымать полки в воздух не при солнечной погоде. И теперь я считаю это совершенно правильным, т. к. главнейшей задачей подготовки авиации, является качественная подготовка. Я привык учить показом, что к несчастью закончилось на сей раз неудачно. Моя работа, конечно, имела недостатки, но это же не значит, что мне нельзя доверять другую, какую угодно по масштабу и ответственности, вплоть до рядового летчика. Мои обращения по команде ни к чему не привели.
Одно прошу Вас, родной товарищ Сталин, помогите мне встать в строй, куда угодно и на какую угодно работу. Нет больше сил терпеть это вынужденное безделье.
Член ВКП (б) с 1927 г. Генерал-лейтенант авиации И. Проскуров».
Вождь, вроде бы, смилостивился: в середине июня Иван Иосифович получает назначение на дожность командующего ВВС 7-й армии, дислоцировавшейся в Карелии. Перед убытием в армию, которое было намечено на 22 июня, генерал успевает отдать приказ немедленно убрать самолеты с основных аэродромов.
А через пять, как я уже говорил где-то в начале материала, дней после начала войны – 27 июня 1941 года, генерал-лейтенант Иван Проскуров был арестован и обвинен в том, что “являлся участником военной заговорщической организации, по заданиям которой проводил вражескую работу, направленную на поражение республиканской Испании, снижение боевой подготовки ВВС Красной Армии и увеличение аварийности в Военно-Воздушных Силах”. По сути, генерала обвинили во всем, в чем только возможно было обвинить. Фактически Сталин и его окружение искали [и нашли, по их мнению] виновных в начале войны с немцами. В одно время ведь с Иваном Иосифовичем были арестованы [вслушайтесь в звания и должности]: трое бывших командующих ВВС РККА – генерал-полковник Александр Локтионов, дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Яков Смушкевич, Герой Советского Союза генерал-лейтенант Павел Рычагов; командующий ПВО СССР, Герой Советского Союза генерал-полковник Григорий Штерн; начальник штаба ВВС РККА генерал-майор Павел Володин; командующий ВВС Дальневосточного фронта генерал-лейтенант Константин Гусев; командующий ВВС Северо-Западного фронта генерал-майор Алексей Ионов; командующий ВВС Западного фронта генерал-майор Андрей Таюрский; командующий ВВС Юго-Западного фронта, Герой Советского Союза генерал-лейтенант Евгений Птухин; начальник Военной Академии командного и штурманского состава ВВС генерал-лейтенант Федор Арженухин; начальник НИИ ВВС генерал-майор Александр Филин; начальник Научно-испытательного полигона авиационного вооружения ВВС Красной Армии полковник Георгий Шевченко.
Следователи не допрашивали арестованных – они выбивали из них показания об участи в заговоре и вредительстве.
Ивана Проскурова пытками сломить не удалось, и 28 октября 1941 года он [и еще пять Героев Советского Союза] – по личному указанию наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии, был расстрелян неподалеку от Куйбышева [ныне Самара], куда - в связи с окружением Москвы немцами, были из внутренней тюрьмы НКВД перевезены из столицы герои-«заговорщики».
проск
Герой Советского Союза генерал авиации Иван Проскуров

проск-4
Бюст Герою на его родине [город Орехов Запорожской области]

В тему
резолюция сталина
12 апреля 1941года нарком НКО СССР маршал Советского Союза Тимошенко представил в ЦК ВКП (б) проект постановления "Об авариях и катастрофах в авиации Красной Армии".
По сути, это был проект постановления о наказании виновных в трагических случаях в авиации [подписали Тимошенко и начальник Генштаба генерал армии Жуков]. Сталин, ознакомившись с проектом, внес дополнительное предложение, с резолюцией на титульной странице: "Т-щу Тимощенко. Согласен с той, однако оговоркой, чтобы в приказ был включен абзац о тов. Проскурове и чтобы т. Проскуров был предан суду наравне с т. Мироновым. Это будет честно и справедливо. И.Сталин".
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

Владимировка - Дмитровка: с этих приазовских сел начался развал СССР

Не ошибусь, если предположу, что село Владимировка, расположенное на берегу реки Корсак, запомнилось каждому, кому доводилось проезжать через Приазовский район по автотрассе Одесса - Мелитополь - Новоазовск. Запомнилось красивыми памятниками, установленными на въезде в село. Это памятники Божией Матери и князю Владимиру, которого церковь величает равноапостольным [он, напомню, Русь крестил]. По имени князя и село названо. Как уверяют старожилы, основано оно было именно в день равноапостольного князя Владимира Великого.
Ну а соседняя Дмитровка [до нее от Владимировки не более трех километров] известна всем, интересующимся историей Великой Отечественной войны. Это село - малая, как говорят, родина генерал-полковника артиллерии, дважды Героя Советского Союза Василия Петрова. Герой-артиллерист был единственным в мире человеком, который воевал без обеих рук, а после войны долгое время оставался кадровым военным - до самой смерти [умер Василий Степанович 15 апреля 2003 года в Киеве]. Впрочем, к дважды Герою, который однажды почему-то отрекся и от своей малой родины, и от своего отца, мы еще вернемся. А пока я расскажу, каким образом Владимировка и Дмитровка связаны с распадом некогда могучего СССР.

83526298
Владимирская Божия Матерь

6eee9cef32f7f18cecc8f9db6a2c7e09_m
Открытие памятника князю Владимиру

Петров-4
Петров-2
Петров
Дважды Герой Советского Союза Василий Петров

Обиделись на КВН
В середине восьмидесятых годов минувшего столетия в колхозе «Жовтень», объединившем два соседних села Приазовского района - Владимировку и Дмитровку [сельсовет при этом находился во Владимировке] - решили создать команду КВН. И создали, и она подготовила выступление, которое прошло во владимировском сельском клубе. Владимировцы на ура восприняли своих кавээнщиков, а вот дмитровцы призадумались над услышанным со сцены. Как бы точнее выразиться... ну, за чистую монету приняли прозвучавшие в клубе шутки. В частности, о том, что Владимировка скоро чуть ли не в город превратится. С собственным бассейном. “Ах, они бассейн задумали строить, – тихо возмутились дмитровцы. – А мы в речушке, в которой еще ногайцы своих степных лошадей купали, бултыхаться по-прежнему будем?»
И надумали дмитровцы отомстить соседям. Каким образом? А взяли и отделись от Владимировки: и свой сельсовет создали, и колхоз «Жовтень» сугубо в своем селе оставили. Владимировцам пришлось создавать КСП имени Жукова.
Дмитровцы словно забыли древнюю евангельскую истину, провозглашенную самим Иисусом Христом: “...и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит”. Как не устояла Дмитровка, которая нынче представляет из себя умирающее, прости Господи, за это слово [очень хочу ошибиться в своих прогнозах], село, так и не устоял некогда могучий СССР, республики которого возжелали добиваться самостоятельности [великое желание, осуществленное у нас, к сожалению... сами догадываетесь, как]. И, вспоминая происшедшее, невесело шутят сегодня жители Владимировки: распад СССР, мол, с нашего села начался…

Почему дважды Герой Советского Союза отказался от своей родины?
Звание Героя Советского Союза уроженцу приазовского села Дмитровка [очень часто его ошибочно называют Дмитриевкой] капитану Василию Петрову было присвоено 24 декабря 1943 года за форсирование Днепра. Указ об этом капитан узнает в госпитале, где ему придется провести год. В действующую армию Герой вернется только в декабре 1944 года... без обеих рук.
За отличие в боях на Одерском плацдарме 22 апреля 1945 года гвардии майор Василий Петров будет представлен к званию дважды Героя Советского Союза.
Перечитывая второй геройский наградной лист, составленный на мужественного приазовца, вот на что я обратил внимание. В графу «Постоянный домашний адрес представляемого к награждению и адрес его семьи» машинистка - под диктовку, естественно, своего штабного начальника, впечатала три слова: родственников не имеет.
Как же так, поразился я, у героя-артиллериста ведь в Дмитровке отец оставался? Родной отец - Степан Софронович Петров [мать умерла, когда будущему герою было всего три года]. И дом родной ждал с фронта артиллериста-гвардейца. А он вдруг заявляет, что родственников вообще не имеет. Вроде бы и местом рождения Герой назвал вовсе не Приазовье, а... город Тамбов, где находился на излечении. Так это было - с придуманным местом рождения, или нет, сегодня никто не ответит. Но благодарные тамбовцы своего «земляка» не забыли: в 1953 году в центре города установили памятник дважды Герою Советского Союза Василию Петрову [скульптор Лев Кербель]. В Приазовье [в пгт Приазовское], замечу по ходу разговора, бюст Василия Петрова появился только осенью 2012 года. По воспоминаниям жителей Владимировки и Дмитровки, впервые у себя дома Герой появился... в начале шестидесятых годов.
Мне приходилось читать, что таким образом - отказавшись от родины, он будто бы не захотел родственникам себя, безрукого инвалида, навязывать. Может быть. А может, от родины своей герой отрекся совсем по иной причине. Старожилы «по секрету» сообщили мне, что Петров-старший – Степан Софронович, при немецком режиме служил старостой. Режим для Владимировки и Дмитровки – это, громко, конечно, сказано: во время оккупации на два села насчитывалось всего несколько солдат из румын. И службу свою староста отнюдь не со рвением исполнял: когда вернулась в Дмитровку соседка Петровых, которую пытались в Германию заслать, сельский староста лично ее упрятал понадежнее от глаз любопытных румынских вояк. Спас таким образом девушку. Чего ж отказываться было от такого отца?
Впрочем, не мне судить дважды Героя. Да и никто не вправе его осуждать. Он поступил так, как посчитал нужным поступить.
Да и вернулся в конце концов на родину Василий Степанович. И не забывал ее больше. Нельзя человеку без родины. Никак нельзя.

2014-01-10 1
Малая родина дважды Героя

Наградной-3
"Родственников не имеет"

Дважды Герой Советского Союза Петров Василий Степанович[(023803)01-59-44]
Встреча с отцом. Кадр из фильма начала 70-х годов

Бюст в Тамбове (открыт в 1953)
Памятник дважды Герою в Тамбове...
Памятник в Приазовском
... и в Приазовье

Кстати, фермер из Владимировки Леонид Самойленко, пытающийся, несмотря на сегодняшние никчемные времена, больше напоминающие безвременье, возродить в Приазовье животноводство, свою Владимировку вообще считает центром вселенной. Почему? “Потому что она - моя родина!” - коротко и понятно объяснил Леонид.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

Трудно ли было научить летать сына вождя Василия Сталина?

Ответ знает запорожец Петр Киндяков, которого в конце 30-х судьба свела с курсантом Сталиным в Качинском летном училище.
– В 1938 году, – припомнил при нашей встрече в 2004 году 90-летний подполковник в отставке Петр Игнатьевич Киндяков, – я с женой попал в Севастополь-10, где и базировалось Качинское военное училище летчиков-истребителей. Примерно в это же время туда прибыла и группа особых курсантов: сыновья Микояна, Фрунзе, Ярославского, а также сын Сталина Василий. Поселили Василия отдельно от основных групп, состоявших из 27-30 человек. Он вообще представлял из себя самостоятельную учебную группу. Преподаватели за Василием были закреплены из числа начальников циклов – опытные специалисты. Так и учился он: один сидел в классе, а перед ним – преподаватель. Комнату выделили на втором этаже штабного здания. На дверях табличка имелась: здесь, мол, жила и работала Герой Советского Союза Полина Денисовна Осипенко. За обедом в нелетную погоду Василию не нужно было идти в столовую – еду ему приносили. Если же он летал, второй завтрак доставляли прямо на старт.
– Самолет за ним отдельный числился?
– Их у Василия три имелось – учебный, переходной и боевой. Обычно же три самолета закреплялись за группой из десяти курсантов. Соответственно, часов налета у сына Сталина набиралось намного больше, чем у его сокурсников, – в десять раз больше. Однако через некоторое время я встречаю Василия во второй эскадрилье [их в училище пять имелось], куда был назначен авиационным техником. “Почему Сталина перевели к вам?” – интересуюсь у командира. Тот ответил неопределенно, но я понял, что слухи об особых условиях, созданных в Каче для Василия, дошли до отца, который распорядился перевести сына в обычную эскадрилью. Но три самолета за ним оставались до конца учебы! Причем перед выпуском он, единственный из курсантов, получил двухместный истребитель – чтобы с инструктором летать и увереннее себя чувствовать в воздухе. И летал на отдельной летной площадке.
– Другие сыновья тоже преимуществом пользовались?
– Нет! Это были замечательные парни! Прекрасные воспоминания, в частности, у меня остались от Тимура Фрунзе. Однажды я дежурил по ангару. И вижу – Тимур ко мне идет. “Товарищ курсант! – спрашиваю. – Почему в палатку, как остальные курсанты, не уехали?” А он мне: “Палатки – для маменькиных сынков. А я с дядей не в таких переделках бывал!” Разобрало меня любопытство: “Простите, – говорю, – а кто ваш дядя?” “Клемент Ефремович Ворошилов!” – отвечает. Сын Ярославского запомнился – вечно с конфетами ходил, вечно ими карманы у него были набиты!
– Как Василий Сталин выглядел?
– Небольшого роста, худенький, рыжий. Очень на отца был похож.
– Вел он себя как сын вождя?
– Скажу так: перед ним пресмыкались. Вот вам еще пример в подтверждение моих слов. В летнем кинотеатре собралось училище на просмотр кинофильма. Сидим и мы с женой. И вдруг шепоток по рядам: Сталин, Сталин... Василий проходит к самому экрану, запросто хлопает по плечу помощника начальника училища по летной подготовке, майора, – тот вскакивает перед ним и отодвигается от жены, уступая место. Василий сел, достал папиросы, угостил жену майора, предложил закурить майору... и начался фильм.
– Учебу он как закончил?
– С высокими оценками и ушел из училища лейтенантом.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

3733_900
Техник второго ранга Петр Киндяков в Качинском училище

3845_900
Курсант Качинского военного училища Василий Сталин

Сталина вызывали?

На центральной улице одного из сел Запорожской области появился – вместе с бюстами вождей коммунистической эпохи, памятник Сталину в полный рост. Установивший его директор местного сельхозпредприятия Леонид Верещага сталинистом, однако, себя не считает, заявив категорически: «Я не коллекционирую памятники! Напишите об этом с большой буквы!»
Съездить в село Плодородное мне предложили читатели: в разгар дискуссии по поводу установки коммунистами памятника Сталину в Запорожье, припомнили, что несколько лет назад наша газета писала о плодородненских вождях. «А сейчас в каком состоянии те сельские памятники? Не снесли их?».
Не снесли. И памятник Сталину, и памятник Ленину, и бюсты Жданова и Свердлова находятся в идеальном состоянии. На месте также - на постаментах своих, самолет и фронтовая полуторка.
Зачем самолет понадобился плодородненцам? А они установили его на центральной улице села в честь погибшего в войну в тамошних местах экипажа советского штурмовика «Пе-2» в составе командира авиаэскадрильи 284-го бомбардировочного авиаполка старшего лейтенанта Давида Генкина, штурмана капитана Георгия Раицкого и стрелка-радиста младшего лейтенанта Николая Минченкова. Вот что произошло неподалеку от Плодородного 27 сентября 1943 года. Возвращавшийся со штурмовки станции Пришиб самолет Давида Генкина был подбит - крупнокалиберный снаряд попал в центральный бензобак. «Пе-2» тут же охватило пламя. Тем не менее, командир сумел дотянуть машину до своей территории и только там летчики выпрыгнули из нее. А тут на их беду поднялся ветер, который отнес парашютистов снова за линию фронта.
Штурмана, капитана Георгия Раицкого, приземлившегося километром западнее командира и радиста, немцы долго преследовали с овчарками. Он отстреливался до последнего патрона и был убит.
Когда фашисты схватили Давида Генкина и Николая Минченкова и стали кричать: “Юдэ! Юдэ!”, - командир экипажа плюнул офицеру в лицо. Гитлеровцы стали его бить автоматами, а затем слили из грузовой машины в ведро бензин, облили летчиков и подожгли их.
По словам инициатора установки самолета на постамент, директора многопрофильного сельхозпредприятия «Лана» Леонида Верещаги, над «МиГом» несколько лет назад взяли шефство ветераны авиации из Запорожья. Они и порядок возле памятника наводят периодически, и в покраске самолета поучаствовали с удовольствием. И сфотографировались на память возле каждого вождя.
Любопытна история и полуторки, тоже превращенной коллективом «Ланы» в памятник. Оказывается, на станции Пришиб в войну действовал ремонтно-механический завод, выполнявший заказы для фронта. После войны директор завода отыскал где-то полуторку и установил ее перед конторой. Со временем завод закрыли, памятник стал ничейным и его местный лихой люд просто-напросто поджег однажды.
- Жутко было видеть, - рассказывает Леонид Верещага, - обгоревший остов машины на постаменте. И я попросил власть передать остатки полуторки нам. Получив «добро», приехали с краном, погрузили машину и привезли в Плодородное. Собрал водителей, объяснил им, что восстановить машину – наш долг. Все согласились. Работали бесплатно.
- Ну а памятник Сталину, Леонид Иванович, зачем вам? - задаю, наконец, я давно вертящийся на языке вопрос. - Вы сталинист?
Мой визави не удивляется вопросу и отвечает, чуть подумав:
- Скорее, патриот своей страны. А что говорят, будто бы я музей советской эпохи под открытым небом создал, то это не так. Никакого музея я создавать не собирался. Бюсты и памятники мне сами сельчане предлагают на хранение взять. Колхозы ж наши давно распались. Числившиеся за ними памятники оказались вроде как никому не нужными. Но нашлись неравнодушные люди, не пожелавшие отказаться от нашей общей истории. “Иваныч, - периодически обращаются они ко мне. - Там-то и там-то есть бесхозный памятник. Забери его, сбереги». Я забираю и сберегаю. Так с бюстами Ленина, Жданова и Свердлова было. Ну и с памятником Сталина тоже. Несмотря на то, что все они не имеют художественной ценности, бюсты и памятники наши интересны уже тем, что это – оригиналы. Все – из той эпохи, в которой мы жили с вами совсем недавно. Хотя, повторяю, я не создаю музей и не коллекционирую памятники. Напишите об этом с большой буквы.
Попрощавшись с Леонидом Ивановичем и выйдя на улицу, я обратил внимание еще на одно сооружение: через дорогу от аллеи Истории, как я бы назвал собранные плодородненцами бюсты и памятники, находится нечто, напоминающее постамент. Частично постамент этот заклеен объявлениями, а сверху на нем имеется надпись: “Юля я тебя лю”. Кто такая Юля и за что ее в селе лю, выяснить не удалось.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

2014-11-05 12.36.08-1-а
"Вождь всех народов" под прикрытием боевого самолета

27864185
"Всё вижу, всё запоминаю"

64386686
Некогда всесильный Андрей Жданов

27881045
Пламенный оратор Яков Свердлов

26536585
Трудяга-полуторка

Фото Сергея ТОМКО

***В тему
Сталинн
Памятник Сталину, открытый запорожскими коммунистами [у входа в обком КПУ] 5 мая 2010 года

Сталинн-4
Сталина не стало - бюст "вождю" взорвали перед наступлением нового 2011 года

Сталинн-3
Сталин вернулся: переоткрытый запорожскими коммунистами памятник [7 ноября 2011 года]

Сталинн-2
Сталин-снеговик появился в Запорожье в январе 2012 года

Запорожская сталиниада, однако!

Кремлевская жемчужина

За что пологовцы благодарны своей землячке Перл Карповской, которая, покинув родные места в начале двадцатых годов минувшего столетия, сделала в Москве головокружительную карьеру, а в начале тридцатых – после смерти жены Сталина, стала первой леди СССР

Кто-то из современных историков, оценивая роль представительниц слабого пола в политике великого, но ныне не существующего государства, заметил: “Советский Союз дал миру двух женщин. Это женщина-дипломат Александра Коллонтай и женщина-нарком Полина Жемчужина”.
О второй выдающейся женщине Страны Советов, Полине Жемчужине, которая в свое время занимала посты заместителя наркома пищевой промышленности и наркома рыбной промышленности СССР, мы и поведем сегодня разговор. Уточнив для начала, что родилась она 11 марта 1897 года на станции Пологи Александровского уезда Екатеринославской губернии в семье портного Семена Карповского. И звали ее вовсе не Полиной.

Из Полог – в Кремль
Перл Карповская поменяла личные данные в лихую послереволюционную пору. Причем поменяла необычным образом: записала полученное при рождении имя фамилией [«перл» в переводе – как с идиш, так и с украинского, означает «жемчужина»], присовокупив к ней красивое имя Полина [«посвященная Аполлону», древнегреческому богу, т.е.].
Родные Пологи Жемчужина покинула в достаточно раннем возрасте. В тринадцать лет она уже работает набивщицей папирос на табачной фабрике в Екатерино­славе, затем – кассиром в аптеке. В 1918 году вступает в РКП(б) и по направлению ЦК КП(б) Украины оказывается в Харькове, где получает документы на имя Полины Жемчужины. В 1920 году вступает в должность заведующей женским отделом Запорожского горкома партии, а через год уезжает в Москву – на международную конференцию женщин-коммунисток. Однако в работе конференции почти не участвует: тяжело заболев, попадает в больницу.
Болезнь не просто внесет коррективы в судьбу вчерашней пологовчанки – она ее изменит кардинальным образом. Чтобы проведать занедужавшую, в больницу однажды заглянет отвечавший за проведение конференции секретарь ЦК РКП(б) Вячеслав Молотов [в 1930 году возглавит правительство]. Потом еще раз. И еще.
После выздоровления Полина не вернулась в Запорожье: на правах хозяйки она переехала в кремлевскую квартиру секретаря ЦК и, став вскоре женой Молотова, сделала стремительную карьеру, оказавшись во второй половине тридцатых в кресле заместителя наркома, а потом и главы союзного наркомата.

64003235
Перл Карповская

Опала
Говорят, Сталин стал в душе ненавидеть «кремлевскую жемчужину» после гибели своей жены Надежды Аллилуевой [застрелилась 15 ноября 1932 после грубого замечания, отпущенного в ее адрес Сталиным]. Вождь будто бы внушил себе, что дурное влияние на нее оказывала именно Полина, которая чуть ли не настраивала Надежду против него. Думаю, это было не так.
Будучи близкой подругой Надежды Аллилуевой, Полина, естественно, знала о том, что отношения между ней и Сталиным становились все более напряженными. Но вмешиваться в эти отношения Полина вряд ли бы позволила себе. Не такой она была человек. Волевой, решительный, бескопромиссный, если того требовала ситуация, – это да. Но на интриги Жемчужина не была способна. Она, кстати, и карьеристкой – в дурном смысле этого слова, не была. На всех должностях работала с энтузиазмом, стараясь добиться максимального эффекта. Так о Полине отзывались все, кто ее знал в те годы.
В марте 1939 года Жемчужина становится кандидатом в члены ЦК ВКП(б), а уже в августе Политбюро ЦК принимает по ней специальное постановление, подчеркнув, что “тов. Жемчужина проявила неосмотрительность и неразборчивость в отношении своих связей, в силу чего в окружении тов. Жемчужины оказалось немало враждебных шпионских элементов”.
Надо ли уточнять, кем и как выявлялись эти самые «шпионские элементы»? Но, похоже, бериевские палачи переусердствовали, выбивая показания на Жемчужину из ее коллег по двум наркоматам. Компромата на Полину набралось столько, что в октябре 1939 года Политбюро принимает по ней второе (!) решение: “Считать показания некоторых арестованных о причастности тов.Жемчужины ко вредительской и шпионской работе клеветническими”.
Тем не менее, за “неосмотрительность и неразборчивость в отношении своих связей” [во втором пункте октябрьского постановления Политбюро дословно процитировано обвинение из августовского постановления], жену председателя Совета Народных Комиссаров СССР – по сути, первую леди государства (!), лишают поста наркома и назначают начальником главного управления текстильно-галантерейной промышленности Наркомлегпрома РСФСР. Это назначение рассматривалось как понижение сразу на несколько ступеней.

Арест и ссылка
В феврале 1941 года Полина была выведена из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б), а в мае Сталин, решив узурпировать власть, присовокупил к своей, в общем-то, формальной – по международным меркам, должности Генерального секретаря ЦК солидную должность главы правительства, отняв ее у мужа Полины Семеновны [за Молотовым сохранился пост народного комиссара иностранных дел].
В 1948 году кремлевская жемчужина подружилась с первым послом Израиля в СССР Голдой Меир, заявив ей на одной из официальных встреч в Кремле, что она, Перл Карповская, – тоже дочь еврейского народа.
Ни дружбу с Голдой Меир, ни, тем паче, высказанных вслух сомнений в истинности официальной версии гибели председателя Еврейского антифашистского комитета, актера и режиссера Соломона Михоэлса Полине простить не могли [в годы войны она активно работала в комитете], и 29 декабря 1948 года ее исключают из партии.
Ровно через месяц следуют арест и обвинение в том, что Полина “на протяжении ряда лет находилась в преступной связи с еврейскими националистами”. Кстати, 4 марта ее муж был освобожден от должности министра иностранных дел, потеряв большую часть своего влияния. А Голду Меир выслали из СССР.
29 декабря 1949 года Особым совещанием при МГБ СССР Полина Жемчужина приговорена к пяти годам ссылки в Кустанайскую область.
В январе 1953 года, при подготовке к новому открытому процессу в связи с «делом врачей», она вторично арестована – в ссылке, и переведена в Москву. Однако судебного разбирательства не случилось по причине смерти Сталина.
На свободе Полина Семеновна оказалась на следующий день после похорон вождя – 10 марта.
Когда ее доставили в кабинет Берии, он вышел из-за стола, обнял без вины виноватую и воскликнул: “Полина! Ты честная коммунистка!” Стойко выдержавшая допросы и тяготы ссылки, Жемчужина от этих слов упала, потеряв сознание.
Через десять дней последовало постановление о восстановлении в партии, а еще спустя две недели – решение о полной реабилитации.
Умерла Полина Семеновна 1 мая 1970 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище.

Московский период жизни
В 1921-1922 г.г. Полина Жемчужина работает инструктором Рогожско-Симоновского райкома РКП(б).
Образование получила на рабфаках второго МГУ [1923 г.] и первого МГУ [1925 г.], училась также на экономическом факультете Московского института народного хозяйства имени Г.В.Плеханова [1925-1926].
В 1927-1929 г.г. – секретарь партячейки, в 1930-1932 г.г. – директор парфюмерной фабрики «Новая заря».
В 1929-1930 г.г. – инструктор Замоскворецкого райкома РКП(б).
В 1932-1936 г.г. – управляющая трестом высшей парфюмерии.
С 1936 г. занимала руководящие посты в наркомате пищевой промышленности СССР: с июля 1936-го – начальник главного управления парфюмерно-косметической, синтетической и мыловаренной промышленности; с ноября 1937-го – заместитель наркома.
19 января 1939-го из наркомата пищепрома был выделен самостоятельный наркомат рыбной промышленности СССР, который возглавила Полина Жемчужина.


Что для Полог сделала Полина
Уже будучи женой Молотова, Жемчужина однажды пересказала мужу легенду, услышанную ею на родине. Когда-то будто бы по реке Конке турки на корабле везли золотого коня. Неподалеку от Полог корабль затонул. Конь, таким образом, навсегда остался на дне реки.
Заинтересовавшись легендой, Молотов пересказал ее Сталину, и тот распорядился провести в Пологах разведку.
По слухам, прибывший на станцию поисковый отряд долго исследовал дно Конки-реки, но золотого коня так и не нашел. Зато обнаружил изрядные запасы каолинов и огнестойкой глины. Впереди была индустриализация – и Сталин приказал организовать разработки.
В 1924 году геологи харьковского треста «Союзкаолин» провели разведку Пологовского месторождения, запасы которого, по предварительным данным, составили семь миллионов тонн.
Трудно представить, что сегодня было бы с Пологами, если бы на это месторождение не наткнулись искатели золотого коня. Нынче ведь на него завязаны практически все ведущие промышленные предприятия города: горнодобывающая компания «Минерал», химический завод «Коагулянт», общество «Днепрокерамика».
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

P.S.Zhemchuzhina-and-family
Супруги Молотовы с дочерью

62-1
Вячеслав и Полина Молотовы

05_big
Могила Молотовых

Как партизан Иван Копенкин агентов гестапо ловил

Довоенную биографию Героя Советского Союза Ивана Копенкина, именем которого названа одна из запорожских улиц, можно уместить в несколько предложений: родился 31 января 1917 года в Рязанской губернии; в 1938 году призвался в Красную Армию; служил в погранвойсках на западной границе; в сентябре 1940 года зачислен в штат управления НКВД УССР по Одесской области. Ровно через год – в сентябре 1941-го – Иван Копенкин
объявляется в Запорожье и приступает к формированию партизанского отряда, который впоследствии и возглавит. В октябре укомплектованный энкавэдистами и рабочими «Запорожстали» отряд переходит линию фронта и отправляется в рейд по немецким тылам.

“Истребил свыше 700 солдат и офицеров противника”
Сначала партизаны кочуют по Харьковской области, затем уходят на Полтаву. И однажды о них вспоминает даже газета «Правда», обнародовавшая короткую информацию следующего содержания: “Партизанский отряд под командованием К. провел крупную операцию на Полтавщине, под селом Малая Обуховка”. С чем была связана операция, газета, правда, умолчала.
Из-за линии фронта, чтобы соединиться с частями Красной Армии, отряд вернется 1 февраля 1942 года. Однако об этом почему-то забудут доложить наркому внутренних дел СССР Лаврентию Берии и он, отправляя в середине мая в Государственный комитет обороны [ГКО] ходатайство о присвоении “сотруднику НКВД УССР Копенкину Ивану Иосифовичу” звания Героя Советского Союза, особо подчеркнет, что “партизанский отряд
т. Копенкина с сентября 1941 г. и ПО НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ [выделено мной, – авт.] действует в тылу врага”. И действует, заверил ГКО нарком, весьма эффективно: “Истребил свыше 700 солдат и офицеров противника, 60 полицейских и 122 предателя”.
Реакция на ходатайство последовала незамедлительно: 18 мая 1942 года командиру партизанского отряда Ивану Копенкину было присвоено звание Героя Советского Союза.
В принципе, на этом в нашем повествовании можно было бы и точку поставить, помянув добрым словом славного партизана-героя [он погиб летом 42-го].
Точку, однако мы ставить не будем. А для того, чтобы получить представление, как действовал отряд Ивана Копенкина во вражеском тылу, обратимся не к газете «Правда», а к архивным документам [часть из них я получил от членов запорожской организации ВО «Свобода»].

Искали наркома, а нашли... священника
Главное задание, которое получили копенковцы, было предельно лаконичным: перейдя линию фронта, отыскать и вызволить из окружения руководство наркомата внутренних дел УССР во главе с наркомом Василием Сергиенко. По сути, партизаны должны были искать и спасать... дезертира.
Оказавшись в окружении, нарком ведь прямо заявил своим подчиненным: я вам теперь никто, делайте, что хотите. Мало того, 13 октября 1941 года нарком отделился от группы сотрудников НКВД и до 21 ноября проживал в Харькове на оккупированной территории.
Затем самостоятельно добрался до своих и, избежав проверки, обязательной для окруженцев, стал одним из руководителей Центрального штаба партизанского движения –
заместителем начальника.
А копенкинцы тем временем продолжали свой рейд: избегая открытых столкновений с немцами, они беспощадно расправлялись во всеми, кто, по их мнению, так или иначе поддерживал оккупационный режим.
В селе Большая Обуховка, например, партизаны расстреляли семью Фомы Шмыговского – отца и его четверых сыновей [в возрасте от 19-ти до 26-ти лет], обвинив их в распространении среди сельчан собственноручно написанных религиозных листовок: «Молитесь богу за освободителей немцев». А неподалеку от другого села партизаны задержали священника, шедшего в церковь. При себе батюшка имел тысячу нательных крестиков. Объявив священника немецким шпионом, партизаны отрубили ему голову...
Первое вооруженное столкновение с немцами отряд записал на свой счет только накануне 24-й годовщины Октябрьской революции: в окно школьного класса, где, вроде бы, находилась немецкая комендатура, партизаны бросили гранату. Один немец был убит, двое получили ранения.
12 ноября копенкинцы организовали засаду на дороге, ранив при этом в бою нескольких немецких солдат. Реакция со стороны фрицев на засаду была жестокой: они расстреляли 312 жителей ближайших сел и сожгли десятки изб сельчан.

“Завербованные гестапо были от 14-ти до 19-ти лет”
А теперь обратимся к самому важному документу, имеющемуся в моем распоряжении. Это копия хранящейся в Центральном государственном архиве общественных организаций Украины «Стенограммы доклада командира партизанского отряда И.Копенкина о рейде по территории Полтавской области в октябре-декабре 1941 г.» Привожу выдержки из нее:
“из расспросов актива села Остановка мне стало известно, что трое жителей данного села относились лояльно к немецким властям. Эти трое лиц были арестованы и 21.10.41 г. расстреляны в лесу”;
“на рассвете 30.10.41 г. наш отряд достиг населенного пункта Хорошки. От местного актива узнал, что бывший учитель средней школы назначен немецкими властями старостой. По выезде из села на три километра его расстреляли”;
“в селе Черевки 1.11.41 г. арестовали вновь назначенного старосту и одного гражданина, лояльно настроенных к немецким властям. Указанных при выезде в село Большая Обуховка расстреляли”;
“за время стоянки в селах Большая Обуховка, Малая Обуховка, Панасовка и Олиферовка расстреляли завербованных немецкой разведкой пять человек, старост – два, лояльно настроенных к немецкой власти и церковников – 17, дезертиров – три. Из них в селе Большая Обуховка расстреляно пять завербованных немецкой разведкой. Все завербованные гестапо были от 14-ти до 19-ти лет”.
Рискну полюбопытствовать, каким нужно обладать воображением, чтобы в четырнадцатилетнем сельском пацане углядеть агента гестапо? Догадываюсь, что вразумительного ответа на этот вопрос быть не может и предлагаю продолжить чтение доклада командира отряда:
“мне стало известно, что шесть жителей села Обуховка лояльно настроены к немецким властям. Для производства операции по изъятию данной шестерки мной 4.11.41 г. была послана группа... Произведя съемку(?), она расстреляла их»”;
“мной установлено, что в селе Большая Обуховка проживают три военнослужащих больше месяца. При помощи местных партизан я арестовал их. Из их опроса выяснил, что они женились и переходить линию фронта не намерены. Этих трех человек расстрелял, как дезертиров и предателей Родины”;
“в селе Панасовка установлено, что бывший кулак назначен старостой. Я послал туда группу людей арестовать старосту и его семью, затем расстрелять, имея в виду, что его жена, мать и дочь активно распространяли антисоветские слухи о том, что Советская власть уже не вернется. Указанные были арестованы и расстреляны, а имевшееся у них имущество пошло на нужды партизанского отряда”;
“мне стало известно, что в селе Малая Обуховка два гражданина проявляют себя лояльно к немецким властям и проводят усиленную агитацию против Советской власти. Указанные лица были арестованы и расстреляны”.

“Справились неудовлетворительно”
Позвольте, а где же “крупная операция под селом Малая Обуховка”, о которой написала газета «Правда»? Ее не было, выходит? В таком случае можно предположить, что и истребленных “700 солдат и офицеров противника”, о которых рапортовал ГКО нарком Лаврентий Берия, тоже не было. А что же было?
Похоже, на территории Полтавской области партизаны осуществили против местного населения карательную операцию... оцененную руководством наркомата внутренних дел УССР на двойку: “Справились неудовлетворительно”.
Не берусь судить, почему именно к такому выводу пришли сотрудники четвертого отдела НКВД УССР, принимавшие и оценивавшие отчет командира партизанского отряда, но он был документально зафиксирован и сберегается в Государственном архиве Полтавской области [фонд №105, дело №32, стр.89].
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

s37179795
Иван Копенкин

s52009602
Мемориальная доска на доме, в котором в Запорожье формировался отряд Ивана Копенкина

“Просеребрив на небе след, ракета вышла на ракету...”

8 апреля 1958 года, в ответ на заявления администрации США о возможном нанесении ракетно-ядерного удара по территории СССР – в случае его агрессивных действий, ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли закрытое постановление №389-185 о начале работ над созданием системы противоракетной обороны страны. В секретных документах той поры она помечена [и вошла в историю] под индексом А-35.
Генеральным конструктором системы ПРО СССР был назначен уроженец Запорожской области Григорий Кисунько [родился на станции Бельманка Куйбышевского района], отмеченный к тому времени – за создание зенитно-ракетного комплекса С-25 «Беркут» -
званием Героя Социалистического Труда.

“Вы научились попадать своей ракетой в муху в космосе”
Через три года после тайного цэковского и совминовского постановления, за месяц с небольшим до полета в космос Юрия Гагарина, система Григория Кисунько показала на очередных полигонных испытаниях все свои невероятные способности.
Невероятные – безо всякого преувеличения.
В тот день – 4 марта 1961 года, с полигона Капустин Яр [Астраханская область] в сторону полигона Сары-Шаган [Казахстан] была запущена баллистическая ракета Р-12 «Сандал» [разработчик – днепропетровское КБ «Южное» Михаила Янгеля], снабженная пятисоткилограммовым имитатором ядерного боезаряда. Радиолокационная станция «Дунай-2» системы А-35 обнаружила и взяла ракету на автосопровождение, когда та находилась на расстоянии в 975 километров.
Далее события развивались с молниеносной быстротой: думать ведь, как поступить, было некогда – к точке прицеливания ракета мчалась со скоростью два с половиной километра в секунду. Слава Богу, не подвела автоматика: по данным радиолокатора центральная вычислительная машина системы Григория Кисунько построила и непрерывно уточняла траекторию полета грозного «Сандала». И, рассчитав нужный момент, дала команду на пуск противоракеты В-1000 [разработчик – химкинское МКБ Петра Грушина]. На дальности в 26 километров от условной точки падения головной – боевой – части «Сандала» по команде с земли был произведен подрыв осколочно-фугасной боеголовки противоракеты, которая уже разогналась до скорости километр в секунду. В момент подрыва противоракета находилась от ракеты всего в 32-х метрах.
Это было [если учесть расстояния и скорости] почти точное попадание в цель: «Сандал» вместе со своим имитационным грузом развалился на куски. Ничего подобного в мировой практике еще не было: ракетой ракету еще никому не удавалось поразить. Равно как и пулей – пулю.
Двадцать дней понадобилось, чтобы найти разбросанные по степи остатки головной части сбитой системой А-35 Григория Кисунько янгелевской Р-12. Нашли три обломка: искореженный остаток носовой части конуса, кольцевой шпангоут [тоже искореженный] и стальную плиту – весовой имитатор штатной боевой части.
По воспоминаниям генерального конструктора системы, звонок по спецсвязи на полигон Сары-Шаган главы СССР Никиты Хрущева застал его за... сочинением и разучиванием песни о дне 4 марта. “Строфы, – отметит он, – складывались быстро, как бы сами собой:
Просеребрив на небе след,
Ракета вышла на ракету.
Мы этот миг
сквозь толщи лет
Передадим, как эстафету”.
Поздравив генерального с успешным испытанием противоракетной системы, Никита Сергеевич поинтересовался его ближайшими планами и в заключение сказал: “Это хорошо, что вы научились попадать своей ракетой в муху в космосе”. Повторенную газетой «Правда» фразу о ракете и мухе растиражируют потом все мировые информационные агентства, включая и американские.
Кстати заметить, в США, где тогда тоже мудрили над созданием системы ПРО, первый перехват баллистической ракеты неядерной противоракетой – как в случае с В-1000, осуществили… только 10 июня 1984 года. Не случайно поэтому двенадцатью годами ранее США официально согласились остановить гонку вооружений, заключив с СССР – 26 июня 1972 года – договор об ограничении систем ПРО. Американцы осознали: нет смысла наращивать количество ракет, если в Советском Союзе такие люди, как Григорий Кисунько, научились сбивать их... как мух.

“Благодарю выпавшую мне судьбу родиться в запорожско-хлеборобском краю”
Ну, а что малая родина человека, создавшего систему ПРО одной из сверхдержав мира [в 1966 году Григорию Кисунько за его А-35 будет присуждена Ленинская премия]? Помнил он о ней? Очень даже помнил! Вот что Григорий Васильевич записал в своей «Исповеди генерального конструктора», опубликованной в 1996 году: “Сейчас, когда я пишу эти строки, мне вспоминается теп-
лый тихий летний день 1972 года. Широкая привольная запорожская степь. Здесь на берегу небольшой, но быстрой речушки – село Бельманка, и в нем – дедовская хата-мазанка под соломенной крышей, в которой родились и мой отец, и пятеро его братьев, две сестры. И я еду с мариупольскими родичами на небольшом автобусе из Мариуполя, чтобы поклониться этой хате, где я родился, где качала меня мама в люльке, подвешенной к «сволоку». Автобус, покачиваясь на неровностях проселочной дороги, приближается к памятным мне из далекого-близкого детства местам. Я прошу остановить автобус на пригорке, с которого уже видна луговая пойма, где сливаются Бельманка с Бердой и затем с веселым журчаньем устремляются на юг, к Бердянску. Едем дальше, пересекая луговину, и дорога выводит нас мимо хат, расположившихся вдоль речки, к центру села. Возле сельсовета – обелиск с именами погибших в войну сельчан, призванных из Бельманки. Две каменные плиты, на них – 174 имени. С волнением вчитываюсь, узнаю знакомые с детства фамилии.
Пять раз повторяется моя фамилия и еще фамилии родственников по маминой линии – Скрябы, Скрябины, Отирко. Кулага – девичья фамилия моей бабушки Павлины – повторяется пять раз.
Здесь, у обелиска, все более ощутимое волнение, нараставшее во мне по мере приближения автобуса к селу, теперь уже начало перехватывать дыхание, в горле застрял предательский комок. Между тем меня, незнакомого человека с депутатским значком, окружили и с любопытством изу-чают сельские мальчишки. А я тоже словно бы узнавал в них и себя самого, и тех давнишних мальчишек, товарищей моего детства, чьи имена запечатлены на обелиске. И особенно остро ощутил себя частицей дорогой моему сердцу бельманской глубинки. Пусть она кому-то покажется заурядным захолустьем, но я благодарю выпавшую мне судьбу родиться именно в этом запорожско-хлеборобском краю, овеянном легендарной славой наших прародичей”.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

Личное дело
Григорий Васильевич КИСУНЬКО
76494249_large_Kisunko_Grigoriy_Vasilevich
Родился в селе Бельманка Куйбышевского района Запорожской области 28 июля 1918 года. Умер в Москве
11 октября 1998 года [похоронен на Троекуровском кладбище].
Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, член-корреспондент Академии наук СССР [и Российской Академии наук], доктор технических наук, профессор, кандидат физико-математических наук. Награжден двумя орденами Ленина, орденами Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды и российским орденом «За заслуги перед Отечеством». Депутат Верховного Совета СССР 7-8 созывов [1966-1974 г.г.].
Участвовал в создании первых отечественных зенитно-ракетных комплексов [ЗРК] С-25 и С-75; организатор работ по созданию систем противоракетной и противокосмической обороны СССР, систем радиолокации космических аппаратов; ученый в области радиоэлектроники. Генерал-лейтенант-инженер.

Больше фото [в том числе и перехват ракеты] здесь:
http://zurnalist.ucoz.ua/publ/zaporozhe_i_zaporozhcy/proserebriv_na_nebe_sled_raketa_vyshla_na_raketu/2-1-0-249

_***_

В тему
Четвертое марта
[Стихи Григория Кисунько]
Мы слышим первыми всегда
Протяжки звук и грохот старта,
Но не забудем никогда
Четвертый день весны и марта.

Была суббота у людей,
А мы об этом и не знали:
Ведь мы ракету в этот день
С Шестой площадки запускали.

ПРОсеребрив на небе след,
Ракета вышла на ракету.
Мы этот миг сквозь толщу лет
Передадим, как эстафету.

Храним мы в памяти своей
Квадрат паденья на пригорке
И этот день - как юбилей
Ночей бессонных на "Шестерке".

Нам этот старт забыть нельзя,
И нервотрепки, и запарки...
Так пусть же тост звучит, друзья,
И пусть стартуют наши чарки.

Да будет в мире вечный март,
И пусть весну поют поэты.
А мы пойдем готовить старт
Очередной своей ракеты.

Почему Герой Советского Союза летчица Полина Осипенко не долетела до звезды Героя?

О выдающейся советской летчице, вырвавшейся в необъятные небеса с птицефермы под Бердянском, что на Азвском море, мне уже доводилось рассказывать читателям. Публикация о Полине Денисовне - первой украинке, удостоенной звания Героя Советского Союза [за перелет осенью 1938-го из Москвы в Хабаровский край - в составе экипажа самолета АНТ-37 «Родина» под командованием Валентины Гризодубовой] называлась «Посвященная Аполлону. За какие заслуги бывшая птичница была похоронена в Кремлевской стене».
Речь в материале также шла о том, что в 1936 году Полина пообещала подняться выше всех женщин мира и через год осуществила обещанное, установив три мировых высотных рекорда, не побитых до сих пор.

Как это нередко бывает в журналистской практике, далеко не весь собранный для публикации фактаж обрел место в той первой публикации о Полине Осипенко.
Я на время оставил без внимания одну, показавшуюся мне странной, деталь из биографии героической Полины: она почему-то ни разу не снялась с золотой Звездой Героя. Нет таких фотографий! Нигде. Летчица стеснялась носить награду? Глупости. ТАКОЙ наградой можно только гордиться. Она ведь заслуженная!
Еще в большее недоумение я пришел, узнав, что в мирное время звезду Героя Советского Союза вручили всего лишь четырем женщинам: двум - до Великой Отечественной и двум - после [а всего, за всю историю существования СССР, Героями Советского Союза стали 95 представительниц прекрасного пола].
По послевоенным награждениям у меня вопросов не возникло. Звезды, как я догадался, получили космонавты Валентина Терешкова и Светлана Савицкая. А вот с предвоенными героинями я поначалу никак не мог разобраться. Знал же: звание Героя Советского Союза было сразу, одним указом, присвоено трем летчицам, включая и Полину Осипенко - за беспосадочный перелет через всю страну. Так сколько звезд они должны были получить? Три же!
А выдали две! Может быть, какая-то специальная оговорка в наградном указе существовала: бывшей бердянской птичнице, дескать, звание Героя пожаловать условно - с испытательным сроком как бы? Ну и не полагалась в связи с этим звезда геройская ей.

Что ж, обратимся к первоисточнику. Цитирую дословно Указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1938: «За выполнение героического беспосадочного дальнего перелета по маршруту Москва - Дальний Восток, установление женского международного рекорда дальности полета по прямой и за проявленные при этом выдающееся мужество и выдержку
1. Присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина:
Гризодубовой Валентине Степановне - командиру экипажа,
Осипенко Полине Денисовне - второму пилоту,
Расковой Марине Михайловне - штурману.
2. Выдать единовременную денежную награжденным участникам перелета, Гризодубовой B.C., Осипенко ПД, Расковой М.М., по 25 тысяч рублей».
Никаких оговорок не обнаруживается! Кстати, много-много лет спустя, в январе 1986-го, Валентина Гризодубова, единственная из женщин, удостоенных звания Героя Советского Союза, стала еще и Героем Социалистического Труда. Но вернемся, однако, в русло нашего разговора.
Мне несложно было выяснить, что звание Героя Советского Союза учреждено 16 апреля 1934 года - постановлением ЦИК СССР. Впервые оно было присвоено семерым летчикам-челюскинцам, тоже в апреле 34-го.
Постановлением ЦИКа устанавливалось также, что "Героям Советского Союза выдается особая грамота”. И она выдавалась в обязательном порядке! В частности, грамоту №105 получила Полина Осипенко [Гризодубова - №104, Раскова - №106]. Ну а по номеру грамоты вручались Золотые Звезды. И командир «Родины», и штурман их получили. А вот звезда с порядковым номером «105» выдана не была.
Разбираясь дальше, я выясни, что 29 июля 1936 года ЦИК учредил положение о звании Героя Советского Союза. Согласно ему, помимо грамот, Героям стали вручать ордена Ленина - высшую награду СССР. А 1 августа 1939 года выходит указ Президиума Верховного Совета СССР «О дополнительных знаках отличия для Героев Советского Союза». В первых двух статьях указа подчеркивается: "В целях ОСОБОГО ОТЛИЧИЯ граждан, удостоенных звания Героя Советского Союза, УЧРЕЖДАЕТСЯ медаль «Герой Советского Союза», которая вручается одновременно с присвоением звания... и вручением ордена Ленина”. Описание самой медали учреждено указом от 16 октября 1939 года, который несколько изменил ее назване. Теперь она именовалась медалью «Золотая Звезда» [изготавливалась действительно из золота, вес ее был 21,5 грамма]. Выдача медалей осуществлялась по порядку присвоения звания Героя, в том числе и тем, кому оно было присвоено до учреждения Звезды. При этом номер медали, как я уже говорил, соответствовал номеру грамоты ЦИК [или Президиума Верховного Совета].

А что же Полина? А она просто-напросто не долетела до своей Звезды, которая вручалась только лично в руки удостоенному высшего звания: 11 мая 1939 г ода, под Рязанью, самолет УТИ-4 Героя Советского Союза Полины Осипенко, выполнявшей учебные полеты вслепую в паре с Героем Советского Союза Анатолием Серовым [мужем актрисы Валентины Серовой], с высоты в 400 метров сорвался в плоский штопор и упал. Оба пилота погибли.
Покривлю душой, заявив, что мне не известен итог разбора тех давних «слепых» полетов. Известен! Нынче со многих ранее секретных документов снят гриф секретности. Так и с трагической историей под Рязанью произошло - белых пятен в ней почти не осталось.
В деле №3312 Российского военного архива хранится приказ наркома обороны СССР маршала Клима Ворошилова от 4 июня 1939 года [№070]. Четвертый пункт его констатирующей части гласит о том, что "начальник летной инспекции Военно-Воздушных сил СССР комбриг Серов и инспектор по технике пилотирования Московского военного округа майор Полина Осипенко погибли потому, что организация тренировки по слепым полетам на сборах для инспекторов по технике пилотирования, начальником которых являлся сам комбриг Серов, не была как следует продумана и подготовлена, а главное, полет комбрига Серова и майора Полины Осипенко, выполнявших одну из первых задач по полету «под колпаком», производился на высоте всего лишь 500-600 метров вместо установленной для этого упражнения высоты не менее 1000 метров. Это БЕЗОБРАЗНОЕ, больше того, ПРЕСТУПНОЕ [выделено мной, - авт.] нарушение элементарных правил полетов, обязательных для каждого летчика, и начальников - в первую голову, и явилось роковым для Серова и Полины Осипенко”.
Вот так, одним росчерком пера под приказом усатый нарком превратил в преступников летчика-истребителя, героя войны в Испании Анатолия Серова [на его счету было восемь сбитых самолетов противника] и вчерашнюю бердянскую птичницу, научившуюся взлетать выше всех женщин мира, Полину Осипенко. Хотя даже мне, далекому от авиации человеку, очевидно, почему Анатолий и Полина "выполняли одну из первых задач по полету «под колпаком»” на сверхмалой высоте: да они же ситуацию максимально приближали к боевой!
Вечная им память.
Владимир ШАК
[Газета "МИГ", Запорожье]

43623176
Полина Осипенко

72771838
Анатолий Серов

86446754
Мемориал на месте гибели летчиков-Героев